Нежные пальчики лучей. Рассказ Олега Ернева (Часть 1)

Важное

Бердымухамедов поручил усилить работу по экономии электроэнергии

На заседании кабмина 15 октябрря курирующий строительный, промышленный и энергетический комплекс вице-премьер Чарымырат Пурчеков доложил о работе...

На судостроительном заводе «Balkan», открытом в 2018 году, впервые построят судно

На заседании кабмина 15 октября директор Агентства транспорта и коммуникаций при Кабинете Министров Мамметхан Чакыев доложил о...

На заседании глав стран СНГ Бердымухамедов призвал развивать транспорт, а Путин предупредил о террористах в Афганистане

15 октября в онлайн-формате прошло заседание Совета глав государств СНГ. Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов,...

Радио «Азатлык»: от коронавируса в Туркменистане умерло более 25 тысяч человек

С начала пандемии в 2020 году в Туркменистане от коронавируса умерло более 25 тысяч человек, сообщает Радио...

Олег Ернев – драматург и либреттист, члена Союза Российских Писателей, Союза Писателей Санкт-Петербурга, Союза Театральных деятелей и Гильдии драматургов Санкт-Петербурга.

Олег Аскерович родился в Ашхабаде в 1949 году. Как прозаик печатался в различных журналах: «Литературная учеба» (Москва), журналы «Ландскрона», «Искорка», «Диван» (Санкт-Петербург). Сборник «Современные комедийные новеллы» вышел в Запорожском издательстве в 1996г. Пьесы «Мы пришли» и «Когда Спящий проснется» прошли по многим театрам Советского Союза. С различными композиторами работал и продолжает работать для драматических и музыкальных театров. Такие мюзиклы, как «Инкогнито из Петербурга», «Ночь перед Рождеством», «Женитьба» были поставлены и продолжают ставиться во многих театрах России и ближнего зарубежья. В настоящее время продолжает творческую деятельность: пишет книги для детей и взрослых, пьесы, выступает с литературными чтениями в школах, гимназиях, лицеях и библиотеках.


Вывесили списки зачисленных абитуриентов в Ашхабадский политехникум. В этом списке Гоша Вётлов нашёл свою фамилию. Итак, он принят. Он шёл домой со смешанным чувством, не понимая радоваться ли ему или… Почему в техникум, а не в девятый класс? Почему электростанции, в которых он ничего не смыслит. На семейном совете мужчины утверждали, что мальчику надо познавать жизнь: «Вон, посмотрите, какой он провёл электрический звонок. Значит, понимает в электричестве. Вот и пусть идёт на электрику. Хорошая специальность. Нужная. Деньги всегда будут».

А ведь Лёня ему говорил… Лёня… Он вспомнил, как ещё недавно в марте на одном из уроков его вызвал в коридор какой-то человек, представился: «Я поэт, Юрий Иванович Рябинин. Гоша, мы познакомились с вашими стихами. Нашей коллегии они понравились, и мы решили познакомить наших читателей с вашим творчеством. Из многих школ мы выбрали вас и ещё одного мальчика. Ждём вас послезавтра на телестудии».

Они встретились на телестудии. К нему подвели светловолосого худощавого, зеленоглазого, очень улыбчивого юношу. Он был на пол головы выше Гоши. Он протянул руку: Леонид Филатов. Гоша назвал себя. Лёня заканчивал десятый класс, а Гоша – восьмой. Юрий Иванович представил зрителям дебютантов, и они по очереди читали свои стихи, а Юрий Иванович комментировал. Комментарии его были очень хвалебные: «Надеемся, что эти наши поэты талантливы, что им ещё предстоит расти, что когда-нибудь, возможно, Туркмения ещё будет гордиться. Думаем, что из них выйдут замечательные поэты…». По отношению к себе Гоша не ожидал таких комплиментов, а вот Лёнины стихи произвели на него очень сильное впечатление. Они показались ему очень умными, содержательными и во многом непонятными. Особенно ему запомнилось стихотворение «Гёзы»:

Слышите «охи», слышите «ахи»,

Это для гёзов строятся плахи.

Солнце лучом нам прощальным машет,

Стонет земля в похоронном марше.

После окончания программы Юрий Иванович тепло с ними попрощался и уехал.

– Гоша, ты не спешишь? – спросил Лёня, – может, прогуляемся?

– Конечно, – обрадовался Гоша. Они пошли по улицам, залитым весенним солнцем. – А кто такие гёзы? – Лёня объяснил. – Как мне понравилось это стихотворение! Прочитай, пожалуйста, ещё раз.

Они приостановились, и Лёня вдохновенно стал читать:

«Солнце в бокалы луч свой макало,

Пенилось солнце в бездонных бокалах,

Пенилось, било, бурлило игриво,

Словно фламандское золото пиво.

Эй, голенастый в робе цветастой,

Выпей ты с нами, выпей за нас ты.

Нашим грехам индульгенций не хватит,

Гёз за прожитое жизнью заплатит…

А мне понравилось твоё про Кубу. Рифмы твои очень понравились: Куба, купол, скупо… про дыхание свободы, про Фиделя здорово. Поверь мне, Гоша, вырастешь, классные стишенции писать будешь. Но надо многому учиться, надо много читать. Я из библиотек не вылезаю. Знаешь, что сказал Пушкин о поэзии?»

– Нет, – честно ответил Гоша.

– Поэзия требует мысли и мысли…, – воодушевлённо продолжил Лёня.

– А Пушкину надо верить.

– Как ты здорово читаешь стихи! Да ты просто настоящий артист! – Лёня улыбнулся: «Попал в самую точку: я же в театральной студии занимаюсь. Сейчас десятый класс закончу и поеду в Москву поступать на режиссёрский».

Свернув с улицы Шота Руставели на Шаумяна, они прошли ещё немного.

– А вот и мой дом, – показал Гоша. – Зайдём?

– С удовольствием, – согласился Лёня. Гоша познакомил Лёню с бабушкой. Она работала в Министерстве культуры секретарём министра. Хлебосольная, как все ашхабадцы, бабушка вкусно их накормила, после чего они уединились в комнате Гоши. Гоша попросил Лёню написать имена поэтов, с которыми он рекомендует познакомиться. Охотно, давай тетрадь. – Школьную тетрадку в двенадцать страниц Лёня исписал всю мелким почерком.

И сейчас Гоша шёл и думал: «Какой счастливый Лёня! В свои семнадцать лет он уже точно знает, чего он хочет и кем он хочет быть. А тут техникум. Зачем? Почему? Какая-то техническая литература… а на столе у него лежит Лёнина тетрадка, а в ней – непрочитанные поэты…»


– Ну как голова? Не кружится? спросил Павлик, помогая вылезти Гоше из старенького «Москвича».

– Кружится, – ответил Гоша, слегка пошатнувшись.

– Это ничего. Так и должно быть. После первой сигареты всегда так. Я после первой тоже поплыл, – он тщательно стряхнул с себя пепел, – надо же когда-то учиться. Пойдём сядем.

Они сели на скамейке в тени густого сада, принадлежавшей тётке Павлика, у которой он жил. Курили они в машине, закрывшись в гараже, потому что тётка терпеть не могла курильщиков.

– Ну ты почувствовал вкус сигареты? – допытывался Павлик.

– Если честно, не очень.

– Естественно. Ты домашний гусь. Тебя закармливают пирожками, блинчиками, тортиками, а сигарета – это символ мужчины. – Безапелляционно заявил Павлик.

– Да я не спорю, – ответил Гоша, вспоминая техникум, в котором они учились. Почти все мальчики техникума собирались на переменах на улице в большой кружок и дымили, кто сигареты, кто папиросы, а кто, воровато озираясь, потягивал и анашу. Среди некурящих было только несколько ребят, которые занимались спортом.

Гоша и Павлик познакомились в Ашхабадском политехникуме, куда оба поступили на факультет «Электростанции, сети и системы» (ЭСИС). Другим большим отделением являлось КИПУ (Котельные и паротурбинные установки). Студенты ЭСИС называли представителей КИПУ кипушниками, а те, в свою очередь, называли студентов ЭСИС – эсисовцами. Иногда кружок курильщиков был очень широк: к эсисовцам присоединялись кипушники. И тогда над курильщиками стоял густой дым, смешивающийся с густым матом.

Павлик Грунковский был родом из Мары. Павлик казался Гоше самостоятельным и мужественным. Он зачем-то носил в кармане нож, простой колхозный, за семьдесят копеек, протирал лицо лосьоном («чтоб угрей не было»), пропитывал кожу лица кремом, постоянно расчёсывался и весь блестел. Он был симпатичный, Павлик, только нос слегка длинноват. Он носил костюм, за которым следил так же тщательно, как и за собой. Глаза у него были серые, по его мнению, «цвета стали».

– У мужчины, – утверждал он, – глаза должны быть стального цвета, а у тебя коричневые, цвета плюшевого медвежонка. Ну что, отошёл? – спросил он у Вётлова.

– Отошёл, – ответил Гоша, глядя на пробивающиеся сквозь плотную завесу виноградных листьев солнечные лучи. – Нежные пальчики лучей, – произнёс он вслух.

– Какие пальчики? – не понял Павлик.

– Ты никогда не чувствовал на себе нежные пальчики лучей?

– Может быть, зайчики?

– Нет. Именно пальчики. Мне с утра солнце спать не даёт. А мама говорит: «Смотри, как тебя лучики-пальчики по лицу гладят, в щекотки с тобой играют».

– Лучики… пальчики, – с лёгким пренебрежением протянул Павлик.

– А мне нравится: нежные пальчики лучей. Для меня это образ доброго солнца.

– Ах да…, – ты же у нас поэт. Тогда понятно. Поэты они такие… Лучики, пальчики, да ещё и нежные… Сразу видно, что под юбками рос. У тебя же бабушка и мама. А где отец?

– Здесь, в Ашхабаде. Просто я его не знаю, не видел… Они расстались с мамой. А у тебя есть папа?

– Есть. Он гидроинженер, – ответил Павлик. – А вина ты тоже ещё не пил?

– Нет. Ни разу, – чистосердечно признался Гоша.

– Ты чего, старик! Тебе через неделю уже пятнадцать, а ты… Надо будет попробовать. И вообще надо тебе становиться мужчиной. А то пальчики-лучики – так далеко не уедешь. Жизнь – она суровая.

– А ты откуда знаешь? – удивился Гоша такой взрослой оценке.

– Знаю. Мне папа говорил. А он, между прочим, немецкий плен прошёл. А выжить в немецком плену, это знаешь… не «нежные пальчики». А ты вот не куришь, не пьёшь, на девочек не смотришь…

– Почему не смотрю?.. Мне нравится Галочка Мошкина…

– Ах, да. Ты же показывал… эта шатеночка с карими глазками. Хорошенькая. И фигурка ничего, мне её ножки понравились. Ну что, пойдём к тебе, – сказал он, вставая.

– Пойдём, бабушка борщ приготовила, тебя приглашала.

– Борщ – это отлично! – обрадовался Павлик. – Борщ – это то, что надо голодному супермену, а то тётка что-то не очень меня жалует. Всё время хожу голодный.

Продолжение следует.

26 КОММЕНТАРИИ

  1. Очень с интересом причытал, сердечной и доброе повествование, ждем продолжение. Спасыбо.

  2. Как жаль, что теперь в Ашхабаде нет ни русских групп, ни русских надписей, ни русскоязычной общественной среды. Одно сплошное геоктепинское болото средневековья

    • Я как русский уроженец Асхабада, наоборот рад. Зря все это было. Пустая трата усилий для развития чужой и чуждой земли, в ущерб России и Русскому Народу.

      • Русских в эти земли никто не звал. Русские пришли в СА с оружием в руках, гонимые имперскими амбициями

        • Если слово амбиции замените на слово правительство, я с вами соглашусь.

          Жаль, что до ваших предков не добрались англичане. С их «дьявольски ветром»

        • В то время никто приглашений не ждал. Время передела территорий. Я не думаю, что туркменским племенам отдали бы такие территории. Не Хива, так Бухара, не Бухара так Иран, но все равно зашли бы и забрали все. Думаете, они были бы более гуманными?

        • Уважаемый, почитайте историю. Русские выполняли роль миротворцев. Ваши предки вели междуусобную вражду. Пригласили ваши правители. А потом СССР не бросил то, что принадлежало России. За то в 1991 году — независимость отдали просто так. Благодаря СССР у вас появилась своя страна, чего не было раньше.

    • Какая интересная ирония. А ведь русским пришлось резать туркмен от 7 до 70 в этом » геокдепинском болоте» чтоб создать свои «русские группы, надписи и среду».
      А сам что сделал чтоб вывести свой народ из средневековья?

      • Средневековье на Руси закончилось более 300 лет назад. Ныне живущие ничего не делали для его окончания. По вполне понятным причинам.

        Для закаспийского же недоразумения, т.н. ТМ, средневековье — это будущее. Лет через 300. Пока же «наслаждайтесь» племенным образом жизни, с элементами рабовладения.

  3. Лучше бы что то интересное писали чем подобные рассказы! Нам в Туркменистане это неинтересно!

  4. Спасибо большое автору за воспоминания о нашем счастливом детстве и юности в родном Ашхабаде. Как все знакомо, и атмосфера тех лет, и названия улиц
    Ждём продолжения.

  5. Кстати, я жил недалеко от перекрестка Шота Руставели и Шаумяна. И Ю. Рябинин жил в моем доме. К сожалению, мы с ним практически не общались, слишком большая разница в возрасте, но по телеку я его часто видел.

  6. Огромное спасибо за публикацию рассказа о.Ернева.это не прервая его публикация.Многие бывшие Туркменистан вы проживают за пределами родной Туркмении.Все было именно так,мы были такими,какими хотели быть.Не герои.Прсто так было .. Давно.Знакомство с рассказом мгновенно восстанавливает память сердца, которое навсегда осталось в далёком,любимом Туркменистане.Спс ибо!!!!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Последние сообщения

Бердымухамедов поручил усилить работу по экономии электроэнергии

На заседании кабмина 15 октябрря курирующий строительный, промышленный и энергетический комплекс вице-премьер Чарымырат Пурчеков доложил о работе...

Чтобы вырастить богатый урожай, Туркменистан закупит запчасти и колеса John Deere

На заседании кабмина 15 октября курирующий сферу АПК вице-премьер Эсенмырат Оразгелдиев сообщил, что для выращивания богатого урожая в 2022 году...

В регионах Туркменистана откроют восемь пунктов противопожарной безопасности

На заседании кабмина 15 октября секретарь Государственного совета безопасности Чармымырат Аманов доложил об открытии восьми пунктов противопожарной безопасности в велаятах, сообщает госинформагентство ТДХ. Президент...

Бердымухамедов одобрил представленный сыном проект Госбюджета

На заседании кабмина 15 октября вице-премьер по экономическим, банковским вопросам и международным финансовым организациям Сердар Бердымухамедов отчитался о подготовке проекта Государственного бюджета...

Объявлен конкурс на эмблему 2022 года

Халк Маслахаты Милли Генгеша и Меджлис Туркменистана объявили Конкурс на лучшую эмблему 2022 года. Объявление размещено в газете «Нейтральный Туркменистан» от 16 октября. Цель...

На судостроительном заводе «Balkan», открытом в 2018 году, впервые построят судно

На заседании кабмина 15 октября директор Агентства транспорта и коммуникаций при Кабинете Министров Мамметхан Чакыев доложил о строительстве сухогруза, сообщает госинформагентство ТДХ.

Больше по теме