Исполнительный директор Национальной иранской газовой компании Хамид Реза Араки

Генриетта Шрёдер

Все началось с газетного заголовка – «Иран готов урегулировать газовый конфликт с Туркменистаном без суда». Статья «Файнэншиэл трибьюн» (the Financial Tribune), первой англоязычной иранской ежедневной экономической газете, была посвящена затянувшемуся спору между Ираном и Туркменистаном после прекращения поставок туркменского газа в Иран в декабре 2016г. В статье говорилось, что «Туркменгаз» увеличил цену за газ в девять раз с 40 долларов за кубометр до $360, а Иран имеет непогашенную задолженность в размере около 2 миллиардов долларов США за газовые поставки. Национальная иранская газовая компания (НИГК) заявила, что задолженность образовалась во время действия санкций, когда Иран испытывал сложности с ведением международного бизнеса из-за банковских ограничений, но подчеркнула, что НИГК «погасил бОльшую часть долга, поставив в Туркменистан товары и выполнив техническое обслуживание». В этой непрекращающейся борьбе Иран, по-видимому, пересмотрел свое решение, так как совсем недавно иранские власти грозились обратиться в международный арбитраж с иском, требуя от Туркменистана снижения цены за газ согласно договорных обязательств. В статье, опубликованной в конце прошлого года, исполнительный директор Национальной иранской газовой компании Хамид Реза Араки  заявил: «Мы надеемся решить проблему посредством диалога. У Ирана еще есть время для возбуждения судебного иска против Туркменистана, однако любой вопрос, на мой взгляд, может быть урегулирован на переговорах».

Меня заинтересовал пересмотр Ираном своей позиции, и я решила поглубже изучить этот вопрос и написать статью для «Хроники Туркменистана». Памятуя о том, что «Файнэншиэл трибьюн»  – иранское издание, я решила связаться с Национальной иранской газовой компанией и лично взять интервью у  исполнительного директора Хамида Реза Араки  или другого высокопоставленного представителя компании. Задача казалась достаточно несложной, так как на сайте компании был указан адрес электронной почты исполнительного директора и отдела по связям с общественностью. Я и не подозревала, что это было только началом неосуществимой затеи.

Я так и не получила ответа на свое письмо и решила, что оно, вероятно, попало в папку «спам» и отправила его повторно. Ответа не последовало. Ладно, можно попробовать позвонить. Несколько дней подряд я пыталась дозвониться до офиса НИГК в Тегеране. На том конце провода ни разу не подняли трубку, а телефонные звонки продолжали настойчиво раздаваться. Автоответчик тоже молчал.

Наведя справки в интернете, я нашла статью со списком европейских компаний, которые, по неподтверждённым данным, сотрудничали с Национальной иранской газовой компанией. Одной из таких компаний была BASF Schaffhausen. Возможно, они смогут дать мне дополнительную контактную информацию. Я отправила им письмо по электронной почте и получила вежливый, четкий и дружелюбный ответ от руководителя службы по связям со СМИ, в котором говорилось, что они ничем не могут мне помочь. Поэтому я решила рискнуть и оставила сообщение на автоответчике пресс-службы австрийской корпорации OMV. Необходимо подчеркнуть, что во время моего расследования я не нашла подтверждения сотрудничества OMV и НИГК, а просто подумала, что крупная международная газовая компания, возможно, сможет помочь. Но они хранили молчание. Возможно, эти международные компании опасались, что я готовлю материал об их контактах с иранскими компаниями или затрону вопросы, связанные с санкциями? Хотя это была бы довольно неуклюжая попытка с моей стороны.

И, наконец, осталось иранское посольство в Вене. Может быть, у них есть новый, действующий контактный телефон? Так как на сайте посольства указано всего два адреса электронной почты пресс-службы и не указан номера телефона, я решила сначала попробовать дозвониться на все добавочные номера. Я надеялась, что хоть один человек сможет мне помочь. Увы, в течение нескольких дней я слышала одну и ту же запись на немецком и на фарси – «человек, которому Вы пытаетесь дозвониться, временно недоступен, пожалуйста, попробуйте позвонить позже». Одно и то же сообщение независимо от того, какой добавочный номер я набирала или в какое время суток пыталась дозвониться. Затем, в один прекрасный день, кто-то на другом конце провода крикнул «Алло!». Человеческий голос! Прежде чем я успела что-то сказать, кто-то рявкнул в трубку что-то типа «консульский отдел» и с грохотом кинул трубку. Я написала имейл и отправила его на оба указанных адреса. Конечно, одно сообщение тут же вернулось обратно с пометкой «получатель неизвестен». Я так и не получила ответ со второго электронного адреса.

В целом, это был опыт, достойный романов Кафки. В конце концов, я всего лишь хотела договориться об интервью с Хамидом Резой Араки об официальных заявлениях по поводу отношений между Турменистаном и Ираном.  Реакция была достаточно параноидальной. А может, некоторые иранцы просто не любят пользоваться телефонами?

10
Отправить ответ

2000
3 Ветка комментариев
7 Ответы в ветке
0 Подпсчки
 
Популярные комментарии
Ветка "горячих" коментариев
4 Авторы комментариев
  Отслеживать  
Новые Старые
Уведомлять меня
Адам

Нужно было звонить с туркменского номера хахах

Sary

Turkmengaz

Sap Sary

То что Иран собирался судиться с Туркменистаном уже старая новость.
Туркменгаз первым инициировал иск в сумме 1.54 млрд долларов против НИГК в декабре 2017 года. Дело будет рассматриваться арбитражным трибуналом при Международном Суде в Париже.

Анонимно

очень интересно будет узнать, как и куда были израсходованы ранее полученные долги от Ирана за газ!!??)))

Sap Sary

Откуда нам простым смертным это знать … Но это не меняет того что НИГК задолжала и не все вернула. )

iАноним

Вам никто не даст ознакомиться с материалами дела.
Мало ли куда ТМ и на кого подал? Туркмнегаз подал и на РФ, но что-то дело рассмотрено, а чаре по этому поводу в Туркменгазе нету.
Видимо, все очень плохо. Так же будет и с Ираном. Воровское правительство Туркменистана никогда ничего не выигрывало в международных судах ранее и не выиграет завтра.
Для туркменского правительства юридическую силу имеет только решение туркменского арбитражного суда. Все остальное воров ни к юридически чему не обязывает.

Beter Sary

А Вы как хотели? Все арбитражные дела носят конфиденциальной характер (в этом и вся суть арбитража). Только решения вынесенные арбитражными трибуналами под эгидой МЦУИС (Международный центр по урегулированию инвестиционных споров) по окончанию дела публикуются для всеобщего доступа, что является политикой прозрачности (транспарентности) МЦУИС. К томуже не всегда дело доходит до разрешения суда, так как стороны иногда заключают мировое соглашение. Что будет по делу Ирана никому не известно, кроме тех кто вовлечены в нем. Но если туркменская сторона выиграет это дело то исполнять решение будут не в Туркменистане, а где нибудь в Иране или других странах в отношении иранских активов. Так… Развернуть »

Анонимно

Все арбитражные дела носят конфиденциальной характер …
но в отношении государственных средств, это положение не действует.

Beter Sary

Еще как действуют. И дело не в Туркменистане или Иране. Вы наверное не отличаете между коммерческими и инвестиционными делами. Как уже писал ранее, только решения в МЦУИС публикуются после окончания дела – но даже они, с согласия сторон. А тут вовлечении две коммерческие государственные организации – они раздельны от государства (основы права – так как каждое государство имеет право организовывать коммерческие субъекты (юридическое лицо)) и поэтому не обязаны обнародывать информацию касающееся дела. В любом случае не собираюсь с Вами спорить. Суть моего комментария была в том, что автор пишет про устаревшие события. Tак как не НИГК а Туркменгаз первый начал… Развернуть »

бендер

не переживай так, придет время узнаем все и по фамилиям!))