Виталий Волков

Deutsche Welle

Хлеб для населения Туркмении – продукт первейшей необходимости. Как власти допустили его дефицит и резкий рост цен на муку, а также с помощью каких мер выправляют ситуацию – у DW.

Первые сообщение о дефиците муки и хлеба в Туркмении появились в зарубежных СМИ в конце ноября прошлого года, но к концу февраля года нынешнего ситуация, судя по сообщениям источников из республики, не только не улучшилась, но приняла гротескные формы.

Хочешь хлеба – заплати за воду

“Да, сведения о серьезных перебоях с мукой и о резком повышении цен на нее и на хлеб поступают и к нам”, – подтверждает лидер Республиканской партии Туркмении в изгнании Нурмухаммед Ханамов. Мало того, при покупке хлеба в ряде мест власти теперь требуют справки об отсутствии долгов за коммунальные услуги, продолжает он. Это делается в государственных торговых точках, где цены на муку жестко регулируются, и этот дефицитный товар, который туда поступает по неким лимитам, продается для населения по умеренным ценам.

“Вот там стали требовать справки об отсутствии долгов за коммунальные услуги и в ряде случаев подтверждение, что дома установлены счетчики расхода воды, газа и так далее”, – поражается изобретательности чиновников Ханамов.

Нынешний дефицит – не исключение для независимой Туркмении, и были годы, когда при неплохом урожае к зиме чувствовалась нехватка муки в том или ином регионе, повышение цен на нее. “В 2017 году в Туркмении был неурожай, и дефицит продолжается уже больше двух месяцев. В некоторых регионах, особенно в Ахалском велаяте, население стало выражать возмущение этим”, – продолжает оппозиционный политик, живущий в Вене.

Дефицит хлеба и муки стимулирует изобретательность чиновников

“От наших источников мы получаем информацию о больших очередях за готовым хлебом и за мукой, особенно в сельской местности. Хлеб и мука в продаже есть, но в ограниченных объемах. Часто возникает ситуация, когда покупателю в очереди в руки даются не более трех буханок, а муки – не больше пяти кило”, – сообщает руководитель правозащитной организации “Туркменская инициатива по правам человека” (ТИПЧ) Фарид Тухбатуллин.

При этом местные власти пытаются сократить спрос на муку и хлеб. В частности, на севере в Ташаузском велаяте и на востоке в Лебапском велаяте в сельской местности при покупке хлеба стали требовать паспорт, говорит собеседник DW.

“Если ты прописан в этой местности, то получаешь хлеб или муку, если нет – купить ее не можешь. Или требуют справки из поселковых советов либо иные документы – в разных регионах власти идут на различные ухищрения, чтобы ограничить число покупателей хлеба. На базарах есть готовые лепешки, но цены намного выше, чем в государственных магазинах”, – рассказывает глава неправительственной организации, работающей в Вене и занимающейся мониторингом ситуации в Туркмении.

Хлебные очереди и зерно из Казахстана и Ирана

По его словам, проявлений недовольства правительством дефицит не вызвал. “В очередях иногда вспыхивает недовольство, но не столько правительством, сколько местной властью и продавцами, которые, как считают люди, отпускают товар из-под полы, по своим знакомым. Народ привык к невзгодам. Большинство помнит хлебные очереди и талоны начала 1990-х годов. Со временем эта проблема была решена, но сейчас возникла вновь, и она обостряется”, – описывает положение дел правозащитник.

“Когда прежде в периоды дефицита муки покупали качественное зерно в Иране и в Казахстане, его часто смешивали с некачественным, вплоть до кормовых сортов, чтобы увеличить объемы муки. Хотя качество хлеба в магазинах падало настолько, что этот продукт хлебом было трудно назвать. Сейчас тоже зерно можно закупить, тем более, что урожай в России, например, рекордный. Но у государства дыра в бюджете, сориентированном на экспорт газа, который подешевел. Нет валюты”, – поясняет в интервью DW Нурмухаммед Ханамов.

Проблема очень серьезная, власти ею озабочены и, как в прежние годы, пытаются решить ее за счет экстренной закупки зерна или муки в ряде стран. Раньше постоянно выручали Иран и Казахстан, иногда – Россия, уточняет Фарид Тухбатуллин. “Но большей частью правительство старается свалить эту проблему на частный бизнес, например, на Союз промышленников и предпринимателей, чтобы те нашли средства для закупки. В бюджете, по нашим сведениям, валюты, рассчитанной на приобретение зерна за рубежом, нет. Но и близкий к государству бизнес из-за сложностей с обналичиванием маната эту проблему решить сейчас не может, и не ясно, как ее урегулировать в ближайшее время”, – считает глава ТИПЧ.

Три причины дефицита муки в Туркмении

Нурмухаммед Ханамов обращает внимание на то, что хотя государственной монополии на торговлю хлебом в республике нет, но и о свободном ведении торговли – чтобы мелкому торговцу можно было поехать в соседний Казахстан, Иран или в Россию, привезти хлеб без большой пошлины и обеспечить людей на месте – говорить не приходится. А тем более – о какой-то поддержке такого бизнеса со стороны государства. Любой мелкий предприниматель должен иметь валюту, чтобы купить муку за рубежом, а валюту при введенных в Туркмении ограничениях он приобрести фактически не может.

Отсутствие у бизнесменов валюты для закупки пшеницы или муки за рубежом – это одна из трех причин, которые, по мнению Фарида Тухбатуллина, привели к нынешнему длительному дефициту хлеба в Туркмении. Вторая причина – очень низкий прожиточный уровень в Туркмении, вынуждающий большую часть населения питаться в основном мучными изделиями. А третья состоит в том, что чиновники продолжают рапортовать о больших запасах зерна, которого на самом деле не так много.

В традициях Туркменбаши

И сейчас, продолжает правозащитник, нет официальных сообщений о больших неприятностях у руководителей соответствующих отраслей из-за дефицита хлеба. Было несколько заседаний правительства, в ходе которых президент косвенно высказывался о необходимости заполнить рынок продуктами. “Но в Туркмении ситуация парадоксальная, там обычно после таких заявлений сразу возникает дефицит того товара, о необходимости которого говорит президент”, – констатирует собеседник DW.

В свою очередь, Нурмухаммед Ханамов видит ситуацию так: “Гурбангулы Бердымухамедов на деле подтвердил то, что он заявил в самом начале правления – что он будет продолжать курс своего предшественника Ниязова. Дутые цифры сбора урожая, призванные подтвердить заявления о том, что республика сама себя обеспечивает, оборачиваются ежегодными провалами в планировании запасов стратегического продукта – зерна. Туркмены считают, что пока есть чай и лепешка, то можно жить. Плохо, когда лишают и этого”.

7
Отправить ответ

2000
5 Ветка комментариев
2 Ответы в ветке
0 Подпсчки
 
Популярные комментарии
Ветка "горячих" коментариев
2 Авторы комментариев
  Отслеживать  
Новые Старые
Уведомлять меня
Анонимно

А хочешь коллекцию часов на миллионы долларов – женись на дочери Гульнабад. Разворовали страну харам тохумы.

ВВова

нет

ВВова

Почему нет ? теперь так дохера хлеба не купиш для коровы

Очень веселый человек

Пока, есть чай с лепешкой, мне нечего горевать.
Жизнь, как будто хороша
Ты балдей моя душа

ВВова

теперь для коров плохо

ВВова

Хочещ хлеба ззаплоти за воду? Смешная история. А если я вхожу в лимит 250 литров в день тогда мне за что плотить??? Я в сутки около 100 литров рассходую

kevser

слов нет,просто ужас что твориться