Газовые проекты Туркмении: китайская синица и афганский журавль

Важное

Туркменистан снизил стоимость электроэнергии для Афганистана с 6 до 3,5 цента

Во время открытия новой ЛЭП в Афганистане президент Мохаммад Ашраф Гани поблагодарил правительство Туркменистана «за снижение...

В Туркменистане появилось почетное звание за защиту конституционного строя

16 января президент Гурбангулы Бердымухамедов принял закон об учреждении почетного звания Туркменистана «Türkmenistanyň Watan goragçysy»...

Туркменская спортсменка получила золотую медаль после повторного распределения медалей

16 января госинформагентство ТДХ опубликовало адресованное президенту Гурбангулы Бердымухамедову письмо от вр.и.о. президента Международной Федерации тяжелой атлетики Майкла...

Ашхабадские офисы Western Union не возобновили работу. Студентам из Туркменистана грозит отчисление

4 января в Ашхабаде закрылись офисы Western Union. Тогда желающим воспользоваться услугами компании сообщили, что работа, возможно, возобновится...

Виталий Волков

Deutsche Welle

Ашхабад заявляет о готовности поставлять газ на экспорт по всем направлениям. При этом Россия покупает у Туркмении все меньше газа, а Китай, напротив, увеличивает его объемы.

Основным источником дохода для экономики Туркмении служит продажа природного газа. Ашхабаду удалось компенсировать резкое снижение закупок топлива Россией энергичным продвижением на китайский рынок. С 2006 по 2008 годы “Газпром” ежегодно приобретал около 40 миллиардов кубометров газа, а в 2014 году, согласно данным, приводимым в российских СМИ, – лишь около 11 миллиардов. До конца 2015 года Россия намерена снизить эту цифру до 4 миллиардов. Китайские компании, получившие право работать на туркменских месторождениях и строить линии газопроводов, к 2017 году намерены выйти на уровень 50 миллиардов кубометров газа, получаемого из республики, а далее довести этот показатель до 65 миллиардов.

Не все Китаю

При этом Ашхабад всячески дает понять, что параллельно с наращиванием экспорта в Китай, он готов участвовать в совместных энергетических проектах с Азербайджаном и Турцией. Обсуждение этих проектов значилось в повестке дня на встрече глав МИД трех указанных стран, прошедшей 28 августа в Анталии. Туркмения намерена приступить к строительству Трансафганского трубопровода (ТАПИ) в Афганистан, Пакистан и Индию.

Вопрос о ТАПИ был в центре внимания на переговорах между президентом Туркмении Гурбангулы Бердымухамедовым и президентом Афганистана Ашрафом Гани, проведенных 27 августа в Кабуле. А в начале августа, как сообщало информационное агентство AFP, туркменские власти проинформировали руководство Пакистана о том, что строительство ТАПИ начнется уже в декабре 2015 года.

Однако наблюдатели с осторожностью отнеслись к попыткам Туркмении выстроить альтернативу нынешней экспортной зависимости от КНР. По словам европейского специалиста по энергетике Юрия Федорова, ситуация с безопасностью сложная в Афганистане в целом, и как раз в районах вблизи Туркмении. “Там появились повстанцы. Но протягивать трубу по территории, где фактически нет власти, рискованно. С кем договариваться, чтобы трубу не трогали? В этих условиях проекту придется платить слишком много страховочных платежей, и это делает его малорентабельным”, – отмечает он. “Поэтому разговоры о газопроводе из Туркмении через Афганистан идут уже почти двадцать лет, а воз и ныне там. Я не вижу здесь перспектив”, – говорит эксперт.

Замкнутый круг

Скепсис Юрия Федорова в отношении ТАПИ разделяет лидер Туркменской Республиканской партии в изгнании Нурмухаммед Ханамов. “Пока мы видим предварительное сообщение, что Азиатский банк развития берется за этот проект, но не видим ни более детального указания спонсоров, ни финансового плана. И отсутствие конкретики вовсе не случайно”, – рассуждает он.

“Мы видим, что творится в Сирии и в Ираке. Кто гарантирует, что талибы или ИГ не постараются взять под свой контроль те территории в Афганистане, где намечается проложить трубу ТАПИ, чтобы блокировать его работу или выставлять свои транзитные условия. Более того, наличие трубопровода может как раз привлечь туда эти силы”, – полагает Нурмухаммед Ханамов.

При этом, по его оценке, Ашхабад стоит перед необходимостью увеличить доходы в бюджет, а сделать это он может только за счет увеличения экспорта газа, причем на выгодных ему условиях. И на этом пути надо искать альтернативу экспорту в КНР.

“Строительство газопровода в Китай финансировалось КНР в счет будущего газа. Он уже получает газ, а Туркмения пока только ждет, когда проект начнет приносить и ей заметный доход. А этот момент оттягивается из-за упавших цен на углеводороды – чтобы покрыть китайский кредит, теперь нужно поставить больше газа”, – рассказывает Нурмухаммед Ханамов.

По его словам, сейчас туркменский бюджет еще поддерживается расчетами за более ранние поставки в Россию, осуществлявшиеся при хороших ценах. Но средств на инвестиции в новые энергетические проекты у Ашхабада не очень много – и тут он попадает в замкнутый круг. “Пополнить казну можно только за счет этих проектов, но, включаясь в них, приходится давать и их на откуп внешним инвесторам в счет сырья – то есть, опять быстрых денег они не принесут”, – поясняет туркменский оппозиционный политик, живущий в Вене.

Путь в Европу

Китайский проект осуществляется стабильно и, по-видимому, будет расширяться, но пока коэффициент отдачи от него для Туркмении не очень высокий, отмечает в интервью DW и Юрий Федоров. Поэтому, продолжает он, идут разговоры и о ТАПИ, и о транскаспийском маршруте в Европу.

“Но проблема последнего для Туркмении в том, что в период снятия санкций с Ирана в Тегеране работают над тем, чтобы вести газопровод в Турцию и подсоединить его к Трансанатолийскому трубопроводу (TANAP) в Европу. Но если к азербайджанскому газу добавится иранский газ, то не очень ясно, останется ли там место для туркменского газа”, – поясняет эксперт.

Юрий Федоров считает, что так называемый “Транскаспий”, учитывая комплекс юридических и военных проблем, которые могут возникнуть с Ираном и с Россией вокруг трубы, прокладываемой по дну Каспийского моря в Азербайджан, пока для Ашхабада мало реалистичен. Больше перспектив, по его оценке, у варианта прокладки сухопутного трубопровода из Туркмении через Иран в Турцию и оттуда в Европу. “Все зависит от конкретных условий, но в принципе европейские банки проект такого типа могут проинвестировать. Туркмения будет продолжать искать потенциальных потребителей газа в Европе, которая заинтересована в этом, чтобы снижать зависимость от российского газа”, – подчеркивает Юрий Федоров.

Источник: Deutsche Welle

1 КОММЕНТАРИЙ

Отслеживать
Уведомлять меня
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Inline Feedbacks
View all comments

Туркменский байгуш 🙂

Последние сообщения

Туркменистан снизил стоимость электроэнергии для Афганистана с 6 до 3,5 цента

Во время открытия новой ЛЭП в Афганистане президент Мохаммад Ашраф Гани поблагодарил правительство Туркменистана «за снижение...

В Туркменистане появилось почетное звание за защиту конституционного строя

16 января президент Гурбангулы Бердымухамедов принял закон об учреждении почетного звания Туркменистана «Türkmenistanyň Watan goragçysy» («Защитник Родины Туркменистана»). Об этом говорится...

Туркменская спортсменка получила золотую медаль после повторного распределения медалей

16 января госинформагентство ТДХ опубликовало адресованное президенту Гурбангулы Бердымухамедову письмо от вр.и.о. президента Международной Федерации тяжелой атлетики Майкла Ирани и генерального секретаря Международной...

Ашхабадские офисы Western Union не возобновили работу. Студентам из Туркменистана грозит отчисление

4 января в Ашхабаде закрылись офисы Western Union. Тогда желающим воспользоваться услугами компании сообщили, что работа, возможно, возобновится с 15 января.

Курс доллара на «черном рынке» на 17 января

Курс доллара на «черном рынке» Ашхабада на 17 января составляет 27,7 маната при покупке и 28,2 маната при продаже.

В Туркменистане из-за тумана разбился военный вертолет

14 января около 9:30 утра на границе с Ираном потерпел крушение туркменский военный вертолет Agusta AW-109, передает Радио «Азатлык».

Больше по теме