Правозащитники представили в Комитет ООН по правам человека альтернативные доклады о ситуации в Туркменистане 

Важное

27 февраля во дворце Вилсон в Женеве, где расположена штаб-квартира Верховного комиссара ООН по правам человека, прошла встреча представителей общественных организаций Туркменистана, Замбии и Перу с членами Комитета ООН по правам человека. Согласно процедуре, доклады о ситуации с правами человека на рассмотрение Комитета ООН предоставляют официальные власти стран и общественные организации.

Члены Комитета изучают поступившие документы и за несколько дней до выступления официальной делегации  приглашают представителей гражданского общества, которые подали альтернативные доклады.

27 февраля  рассматривалась тема исполнения странами Международного пакта о гражданских и политических правах.

О ситуации в Туркменистане рассказали представители трех организаций:

• глава Туркменской Инициативы по Правам Человека (издатель «Хроники Туркменистана») Фарид Тухбатуллин. ТИПЧ участвовала в подготовке альтернативных докладов совместно с международными правозащитными организациями IPHR и Cotton Campaign;

• руководитель издания Turkmen news Руслан Мятиев, который также представлял Cotton Campaign ;

• представитель Европейской Ассоциации Свидетелей Иеговы, которая также подготовила альтернативный доклад в Комитет ООН.

Официальная делегация Туркменистана будет отчитываться перед Комитетом 1 – 2 марта.


Совместный доклад ТИПЧ и IPHR (доступен на английском языке по ссылке) охватывает ряд тем, среди которых:

• государственный контроль над медийным пространством и отсутствие прозрачности со стороны правительства по вопросам, представляющим общественный интерес, таким как пандемия  COVID-19, которую власти упорно отрицают;

• усиление цензуры в Интернете путем произвольной блокировки растущего числа веб-сайтов, активизация усилий по предотвращению использования инструментов обхода цензуры в Интернете и объявление о планах правительства по созданию «автономной национальной цифровой сети»;

• отсутствие возможности для работы в стране независимых правозащитных НПО и оппозиционных политических партий, а также продолжающиеся преследования тех, кто критикует политику правительства, отстаивает свои права и контактирует с группами в изгнании. Эти люди подвергаются политически мотивированным арестам, судебным преследованиям и лишению свободы;

• прямое и косвенное, через родственников в Туркменистане, давление на активистов за рубежом, в частности, в Турции;

• принуждение жителей страны к участию в организуемых государством массовых мероприятиях, что нарушает их право на добровольное участие в собраниях и ставит под угрозу их здоровье и благополучие;

• суровые условия содержания в тюрьмах, широко распространенная практика применения пыток и насильственных исчезновений;

• продолжающееся использование принудительного труда при сборе хлопка, когда работников государственного сектора по всей стране заставляют собирать хлопок;

• активизация усилий по продвижению так называемых «традиционных ценностей» и введение ограничений, касающихся внешнего вида и поведения женщин и девочек, что приводит к увеличению числа нарушений их прав.


Из выступления Фарида Тухбатуллина: «Туркменистан, наверное, единственная в мире страна, которой управляют два диктатора. Такой дуумвират диктаторов – отца и сына Бердымухамедовых сложился после того, как в прошлом марте  Сердар Бердымухамедов был «избран» президентом. Его отец Гурбангулы Бердымухамедов сначала возглавил верхнюю палату парламента, потом было решено, что этот пост для него тесноват, и был воссоздан существовавший во времена первого президента страны Сапармурата Ниязова  «Народный Совет» (Халк Маслахаты), у которого больше полномочий. Его и возглавил Бердымухамедов-старший. Но и это его не удовлетворило. Тогда для него придумали статус – Лидер нации. В Конституционном законе о Лидере нации прописаны права Лидера, обязательства государства перед Лидером и его семьей, но не прописаны обязательства Лидера перед страной.

Не удивительно, что при таких обстоятельствах в стране продолжаются грубые и систематические нарушения всех фундаментальных прав и свобод человека. Ссылаясь на национальные традиции, ущемляются права женщин. Заблокированы практически все социальные сети в интернете. Интернет-цензура приближается к уровню цензуры в Северной Корее. Любой человек, посмевший указать на проблемы, оказывается в тюрьме. Конкретные примеры приведены в нашем теневом докладе, подготовленном совместно с International Partnership for Human Rights и в докладе The Cotton Campaign, в подготовке которого наша организация принимала активное участие.

Я также хочу обратить внимание на тот факт, что в январе исполнилось 20 лет с начала судебных процессов над людьми, которых обвинили в попытке покушения на первого президента Туркменистана  в ноябре 2002 года. По телевидению государственная пропаганда называла их «изменниками родины» и требовала для них смертной казни. Несколько человек тогда приговорили к пожизненному заключению, хотя такая мера наказания не была предусмотрена. Еще десятки человек были приговорены к длительным срокам – до 25 лет заключения. Практически все осужденные сразу стали incommunicado. До сих пор о судьбе большинства из них ничего неизвестно.

Я поднимаю эту тему не только по причине 20-летия событий, но и потому, что я сам в это время был осужден из-за своей правозащитной деятельности и мне довелось находиться вместе с некоторыми из этих людей в следственном изоляторе Министерства национальной безопасности Туркменистана.

Ыклым Ыклымов был приговорен к пожизненному заключению. О нем нет никакой информации. Родственники не имеют возможности общаться с ним. 

Довлет Гаибов был приговорен к 20 годам заключения и в эти дни должен был быть освобожден из тюрьмы. Но никаких сведений о его судьбе также нет. Тимур Джумаев приговорен к 25 годам заключения. О нем также ничего неизвестно. 

Единственный человек из тех, с кем мне довелось находиться в одной камере и о котором есть официальные сведения – это Язельды Гундогдыев, бывший завотделом международных отношений и госпротокола Аппарата президента. Нам известно, что он скончался в тюрьме. Этот человек со словами «Я выживу! Я должен выжить!» делал зарядку  в тюремной камере. Возможно, эта целеустремленность помогла ему продержаться в застенках более 18 лет. Но, увы, он был приговорен к 25 годам заключения.

Я очень надеюсь, что остальные мои сокамерники еще живы и дождутся освобождения. Уверен, что CCPR приложит все усилия для этого.

Прошу членов Комитета поднять дела этих лиц и запросить информацию об их нынешней судьбе и местонахождении в ходе интерактивного диалога с туркменским правительством».

5 КОММЕНТАРИИ

Отслеживать
Уведомлять меня

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

5 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Inline Feedbacks
View all comments

Коррупционный клуб дебатов, абсолютно бесполезный. Перебирают бумажки и получают взносы от стран участниц. С*ать они хотели на нас. Пока изнутри не будет движения снаружи никто не будет помогать

И правозащитники должны сидеть сложа руки, пока кто-то не начнёт помогать?

Если есть хоть один человек из туркменских, подчеркиваю, граждан, кому деятельность туркменских правозащитников реально помогла — то тогда они действительно работают. Вопрос — есть ли?

бош гуррун
как обычно, классика жанра. бла бла бла
ООНу настал конец, ее вссерьез никто не восприминамет.
Пукин доказал это анексировав территории Украины. Да и вообще, Чурбангулы доказывает это уже на протяжении 30ти лет.

Редактировано 1 год назад Анонимно

а ты сидишь язычком работаешь? и все? небось в Турции за 300 баксов

Последние сообщения

Кабмин: археологические находки из книги Аркадага, внедрение 5G и празднование Курбан байрамы

14 июня президент Туркменистана Сердар Бердымухамедов провел еженедельное заседание Кабинета министров, сообщает госинформагентство ТДХ. Председатель Меджлиса Дуньягозель Гулманова доложила о подготовке 7...

Больше по теме