Реджис Генте

В середине ноября Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC) объявила, что газопровод Туркменистан-Китай на сегодняшний день почти вышел на полную проектную мощность. Для Туркменистана это отличные новости. В пресс-релизе было подчеркнуто, что если мощность газопровода выйдет на 160 миллионов кубометров в день, то это будет вызвано наступлением холодов. Так или иначе, данные тенденции кажутся положительными: Туркменистан начал поставлять газ в Китайскую Народную Республику (КНР) в 2010г., к 2014-16гг. объем экспорта вырос до 28-29 миллиардов кубометров в год, в 2017 составил 31.7 миллиардов кубометров, а в первой половине 2018г. объемы увеличились еще на 18.75% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, согласно данным китайской таможни.

Таким образом, Туркменистан, который поставляет в КНР 34% от общего объема всего импортируемого газа (природного и сжиженного) стал для Китая основным поставщиком «голубого топлива». В структуре энергопотребления Китая на его долю приходится  всего 7%, но, учитывая размеры экономики страны, этого достаточно, чтобы в следующем году страна стала ведущим импортером газа. Для Ашхабада такая перспектива выглядит весьма вдохновляющей. По данным статического анализа компании BP, потребление газа в Китае выросло на 15% в 2017г., что составляет 32.6% от чистого прироста потребления газа во всем мире. Однако, как ни печально для Туркменистана, будущее экспортных поставок «голубого топлива» в Китай может быть не таким радужным.

Первая причина – это то, что за последнее десятилетие Туркменистан получил Китай в качестве основного экспортного направления, но потерял Россию и Иран. На сегодняшний день Китай является единственным импортером туркменского газа. Закупочные цены, которые Пекин платил за газовые поставки, уменьшались из года в год.  «Ориентировочная цена газа, экспортируемого в Китай на границе с Туркменистаном упала с отметки $300 за тысячу кубометров в 2013-2014гг. до $215 в 2015г., а затем до $165 в 2016г. В 2017г. его стоимость выросла до $185. Кроме того, часть доходов используется для погашения кредитов, выданных китайскими банками для разработки Галкынышского газового месторождения», – сообщает эксперт Симон Пирани в своем отчете, посвященном перспективам развития южного газотранспортного коридора, опубликованном в июле прошлого года Оксфордским институтом энергетических исследований. В результате доходная часть бюджета Туркменистана, который почти на 70% формировался за счет экспортных поставок газа, резко сократилась.

Китай определенно захочет и дальше импортировать газ из Центральной Азии по нынешним закупочным ценам, но вряд ли это удовлетворит Туркменистан. В настоящее время ведется строительство четвертой ветки газопровода через Кыргызстан и Таджикистан с целью увеличения объема экспорта с 55 до 85 миллиардов кубометров в год (реализация проекта была отложена, и газопровод будет сдан в эксплуатацию лишь через четыре года). По различным прогнозам, к 2020г. потребление газа Китаем составит примерно 340 миллиардов кубометров (220 миллиардов собственного производства и 120 миллиардов придется на долю импорта) по сравнению с 240 миллиардами кубометрами в 2017г., к 2030г. планируется увеличение до 520 миллиардов кубометров, а к 2050г.  –  800 миллиардов кубометров. Газ действительно является «переходным видом энергии» для Китая, цель которого – уменьшить долю угля в структуре энергопотребления (60%) с целью снижения  выбросов углекислого газа и увеличения доли природного газа с 7 до 10% к 2020г. Согласно данным МЭА (Международного энергетического агентства), общий объем китайского импорта газа вырастет с 92 миллиардов кубометров в 2017г. до 171 миллиарда в 2023г.

Из-за двукратной разницы в стоимости, Китай вынужден больше полагаться на газ, подаваемый по трубопроводам нежели на закупки сжиженного (СПГ). Однако, из-за ограниченных мощностей газопроводов, объемы импортируемого СПГ растут. Прирост составил 46% между 2016 и 2017гг. (с  35.6 до 52.6 миллиардов кубометров). Подобный скачок наблюдался также и в этом году. В 2019г. Китай станет импортером номер 1 сжиженного природного газа, обогнав Японию. Эти цифры не должны пугать Туркмению, так как географическое положение страны и экспорт газа через газопровод сыграют в ее пользу. Однако, в нашем нестабильном мире и экономике (с непредсказуемыми ценами на нефть, от которых частично зависят и цены на газ), никто не может спрогнозировать сравнительную стоимость природного и сжиженного газа.  Тем не менее, разумно предположить, что у Туркмении на руках все козыри, чтобы остаться основным экспортером газа для Китая. Проблема, скорее всего,  заключается в конкуренции с другими экспортерами природного газа, начиная с России.

В течение долгих лет Москва не высказывала никаких возражений против туркменских проектов по экспорту газа в Китай. Наоборот, «Газпром» стремился не допустить никакой конкуренции на европейских рынках. Когда Пекин и Ашхабад занимались реализацией своих проектов, на Европу (вместе с Турцией) приходилось около одной третей экспортных объемов «Газпрома» и две трети выручки. С такой рентабельностью можно понять, почему Россия делала все возможное, чтобы лоббировать поставки туркменского газа на Восток (в Китай) и в южном направлении (проект ТАПИ – Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия). Но с наступлением украинского кризиса ситуация изменилось.

В 2014г., когда Москва вступила в глубокую конфронтацию с Западом, Россия обратилась к Китаю, чтобы продемонстрировать европейцам, что она может изменить маршрут своих газовых поставок на Восток. Таким образом, в мае 2014г. Москва и Пекин подписали 30-летний контракт на поставку 30 миллиардов кубометров российского газа в год. На первый взгляд это было похоже на блеф. Но в последующие годы сделка становилась все более актуальной для Китая, даже если было невозможно объяснить ее целесообразность для российской стороны. Так родился проект газопровода «Сила Сибири 1» мощностью 38 миллиардов кубометров в год, который планируется ввести в эксплуатацию в конце 2019г. Сложнее ситуация со второй веткой газопровода «Сила Сибири», которая будет проходить через Алтайский край и попытками Пекина  договориться, чтобы цены на газ были привязаны к ценам на нефть.

Несмотря на эти сложности, переориентация России в сторону Азии становится все более реальной, а давление на Туркменистан со стороны Москвы, пытающейся завоевать долю на китайском газовом рынке, усиливается. Близкие к российским властям эксперты все чаще пишут статьи с вескими доводами о том, почему Китаю нужно отказаться от покупки туркменского газа. После многочисленных заявлений о том, что у Туркменистана возникли проблемы с новыми месторождениями, аналитики обычно делают акцент на высоком риске дестабилизации обстановки в стране из-за угроз радикального ислама, на присутствии группировок ИГИЛ в соседнем Афганистане или говорят о внутреннем сепаратизме.

Желание Кремля ограничить поставки туркменского газа на китайский рынок проясняет, почему «Газпром» предложил президенту Бердымухаммедову возобновить закупки газа с января следующего года. «Как сырье, конечно, туркменский газ России совершенно не нужен. (…) Не исключено, что «Газпром» пытается подтолкнуть Китай к тому, чтобы он все-таки заключил с нами контракт, методом ограничения возможности поставки газа из Туркменистана в Китай», – заявил ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. Так как власти Туркменистана не смогли открыть новые экспортные направления в течение последних нескольких лет, будь то через Каспий (Запад) или юг (ТАПИ), у Ашхабада не оставалось другого выбора, как согласиться с предложением России (особенно принимая во внимание сложную финансово-экономическую ситуацию, в которой оказался Туркменистан).

В конечном итоге данное решение может быть и не таким плохим, как может показаться на первый взгляд. Источник, знакомый  с энергетическими проектами Центральной Азии, сообщил, что «Москва рассматривает варианты продажи туркменского газа напрямую европейским импортерам, таким как Германия через Украину. Г-н Путин сможет воспользоваться этим, чтобы донести до Берлина, что Россия будет и впредь поставлять газ транзитом через Украину, на чем так настаивает г-жа Меркель. Но для Путина такой вариант вполне приемлем, так как здесь не идет речь о российском газе как таковом. Это также может быть способом не увеличивать долю российского газа в европейского импорте, которая на данный момент составляет 34%. Этот момент представляется важным, так как европейцы очень чувствительны к идее зависимости от российского газа. Тем не менее, новые поставки газа будут осуществляться в Европу под контролем России.  Не совсем понятно, как это будет реализовано на практике, но идея уже витает в воздухе. Возможно, по этой причине министр иностранных дел Туркменистана недавно совершил рабочую поездку в Берлин». Это не означает, что глава внешнеполитического ведомства г-н Мередов перестанет  часто ездить в Пекин в ближайшие годы. Но там он может столкнуться г-ном Лавровым, Миллером или Путиным.

6
Отправить ответ

2000
4 Ветка комментариев
2 Ответы в ветке
0 Подпсчки
 
Популярные комментарии
Ветка "горячих" коментариев
5 Авторы комментариев
  Отслеживать  
Новые Старые
Уведомлять меня
Ваш друг Мыша

Все деньги от продажи газа,нефти,хлопка и т.д.чурбангул со своими подельниками украдёт,поэтому для простого народа ТМ это всё не имеет большого значения(уровень их жизни ни как не изменится).

Геббельс TV

Если бы Госконцерн Туркменгаз все гражданы Абсурдстана уже давно последный ежей доедали бы .
Именно Благодаря Туркменгаза вы пока живы . Он вливает в бюджет этом году почти $6.53 млрд долларов . За счёт это импортируете казахский муки продаёт 1500% накрутой населения .

Геббельс TV

Бла-бла-бла , поставки газа идёт по плану там нет проблемы . Зимой 2018-2019 годах китайский CNPC и PetroChaina получить каждый сутки 151 млн кубов газа из Средный Азии . Счас Китай платя за 1000 кубометр $210 долларов сша .

Анонимно

Ориентировочно ТМ идёт на поправку. Поэтому курс подупал. С Нового года газ откроется новый кэш флоу от экпорта газа в Россию. После 2020 – четвертая нитка, потом в перспективе ТАПИ.
70.000-80.000$ за однушки в хрущобах не на пустом брались
80.000 заграничных студентов, целый социальный слой, не на пустом месте появились
пробки из Крузаков не на пустом месте появились.

Анонимно

Дай Бог, brother.

Туркмеристанец

Ай, боится башлык русского брата. Особенно когда тот обнимает. Не понятно то-ли крепко любит, то ли задушить хочет. И в том и другом случае кости трещат, но улыбаться все равно приходится, хотя мозги совсем перестают работать.