Агата Рухельманн для “Хроники Туркменистана”

К 105-летию Юлии Прокофьевны Данешвар — художника прошлого и будущего

«Искусство обладает поразительным свойством — воскрешать былое, показывать завтрашнее. Но сколько бы искусство ни раскрывало сюжетов из истории и ни забегало в грядущее, оно принадлежит своему времени».

Иззат Клычев

Юлия Прокофьевна Данешвар, родившаяся в Москве в 1912 в семье театральных художников Коноваловых, училась в МХИ (1931-37) у Д. С. Моора, А. А.Дейнеки, в самый яркий период их творчества. Но была яркой поклонницей Петрова-Водкина К.С., часто посещавшего Ашхабад, и в 1920 г и в 1930 г. Его художественная повесть «Самаркандия», 1923 г. издания, так поразила москвичку Юлию Коновалову, что она поставила задачу почувствовать открытость красок Востока и вместе с тем придать им академическую упорядоченность. Живописец Юлия Данешвар, с 1938 преподавала в Художественном училище в Ашхабаде вместе с молодым супругом — графиком из Баку Музафаром Данешваром (1910-1940).

Эта юная пара быстро завоевала симпатию всей интеллигенции Ашхабада, новизной взгляда не только на живопись, но и на преподавание, гармоничное сочетание академической живописи с декоративными традициями Туркменистана.

А в 1940 г в это училище поступил Иззат Клычев (1923-2006) звезда на живописном небосклоне туркменского искусства ХХ века. Он написал о своем педагоге: «И тут судьба подарила мне дружбу с нашим преподавателем живописи Юлией Прокофьевной Данешвар. Точнее говоря, вначале это было наставничество, материнская забота, и лишь позже, когда я повзрослел, Юлия Прокофьевна стала моим старшим другом» Личность Клычева уникальна, сложна, разнопланова. Такие звезды, как Иззат Клычев рождаются раз в столетие. И этим столетием был ХХ век.

Сюжеты советского изобразительного искусства — зеркальное отражение актуальности, «картинки с выставки» тематически соответствовали газетным передовицам. Это было характерно и для кино, театра, литературы, музыки — советского искусства в целом. Однако тематика не подавляла настоящие дарования, хотя мешала — несомненно. В живописи можно условно выделять наиболее популярные сюжеты по десятилетиям. Тридцатые-пятидесятые славились: хлопкоробами, нефтяниками, ковровщицами, прядильщицами. Юлия Данешвар также влилась в бурный поток сюжетов и красок, но она всплывала, как звездочка, воспитывая и обучая такие светила, как Клычев, а в свободное время – творила — абстракцию на тему ковров, и необыкновенной природы — гор, красных маковых полей.
Это было востребованное, заказное искусство. Разрыв же с «порочным» кругом был чреват «непонятостью», непринятостью, моральной изоляцией, которую ей помог избежать круг интеллигенции Ашхабада во главе с А.П. Поцелуевским. По всей видимости, именно с этой изоляцией она сталкивалась до 1944 года, намерениями написать свой «непонятный» в столицах ковер. Абстракцию, которая была не в чести. Показать же эти работы было почти некому. А ведь Художник погибает, когда нет зрителя, нет оценки.

Она не покинула Ашхабад после смерти мужа, единомышленника — Музафара Данешвар в 1940, не уехала в комфортную, близкую по духу Москву, к Третьяковке, и Большому театру. Для нее Ашхабад стал местом творчества, выражения себя, местом свободы, внутреннего раскрепощения. Узкий круг любителей музыки и живописи сплотил этих людей в Ашхабаде, а уже в 1941г в этот город были эвакуированы многие вузы из Одессы и Киева, Ленинграда. Юлия Прокофьевна ведет курсы живописи для эвакуированных детей прямо на улице в теплый период, устраивает детские выставки, находит своего зрителя и критика, что еще важнее для художника.

В начале 1944 г. была организована выставка работ Юлии Данешвар в Институте истории, языка и литературы Туркменского филиала АН СССР. В этот период все работы насыщены обилием красного цвета. Шла война. Но у художницы это цвет будущего.  Даже символом для афиши выставки в 1944 году был выбран орнамент, часто используемый на кошмах. Он означал само солнце! Это роман с красным цветом. Жаркий сухой климат Туркменистана создает строгие графичные контуры, наполненные насыщенным цветом, ясно отделенные друг от друга и контрастирующие с тоном пустыни. На фоне песков Каракумов одинаково ярко виден трепещущий цветок маленького мака и красная материя платья, струящегося по телу женщины. Сердолик, вкрапленный в тяжелое серебро старинных украшений с золочеными орнаментами — не что иное, как рассказ древних зергеров (ювелиров) об этом маке, об этой женщине. Величественный красный туркменских ковров элегантно обрамлен черно-белой графикой орнамента. Но роман — это сумасшедшая влюбленность в предмет любви, находящая в ней все новые и новые оттенки. Красный окаймлен яркими открытыми цветами: желтым, зеленым, синим, оранжевым, подчеркнуто выделен абрисом коричневого и черного. Плоскостная трактовка — один из знаковых элементов стиля Юлии.

Персональная выставка в Москве Юлии Данешвар прошла в 1946 году, и стала предвестником яркой, декоративной живописи новых Художников Востока. Также она приняла участие и во «Всесоюзной выставке» в 1947 г.

Художник, взявшая персидскую фамилию мужа, и полностью ее оправдавшею, как философа Востока в изобразительном искусстве. (Данешвар-философ, мыслитель-фарси).

ДАНЕШВАР (Коновалова) Юлия Прокофьевна [24.3(6.4).1912, Москва — 6.10.1948, Ашхабад], российский и туркменский живописец, график, заслуженный деятель искусств Туркменской ССР (1945). Училась в Институте изобразительного искусств в Москве (1931-38) у Л. А. Бруни, К. Н. Истомина, А. А. Дейнеки, С. В. Герасимова. С 1938 года жила в Ашхабаде. Автор картин в духе социалистического реализма, посвящённых преимущественно жизни советской Туркмении и военной тематике («Проводы в Красную Армию», 1942, Музей Востока, Москва; «На фронт! За Родину!», 1943-45; «За рукоделием», 1947, обе — в Музее изобразительных искусств Туркмении, Ашхабад; «Урок музыки», 1948, Музей Востока, Москва), портретов («Портрет девушки-туркменки», акварель, 1943, Музей изобразительных искусств Туркмении, и др.). Звучный колорит работ Данешвар решён в традициях туркменского декоративного искусства. Во время Великой Отечественной войны для «Окон ТуркменТАГ» исполняла плакаты; выполнила эскиз ковра «Портрет Зои Космодемьянской» (1943). Вместе с мужем, графиком и живописцем Музафаром Мамедом Багиром оглы Данешваром (1910-1940) преподавала в Туркменском художественном училище в Ашхабаде (с 1938). Погибла во время землетрясения 1948 г.

16 комментариев

  1. Удивительным образом стоит в центре Ашхабада дом, в котором Иззат Клычев прожил свои последние годы. Очень душевная и интеллегентная семья. А вот таблички на доме власти почему-то не поставят.

    • Какая табличка, о чем вы?! Так называемые вами «власти» вот уже на протяжении нескольких лет собираются снести этот дом, пока просто никак не доберутся до него.

  2. Даааа… Спасибо огромное за статью! Никогда не слышал об этой великолепной художнице и учителе. Хорошо помню Иззата Назаровича, знаю всю семью! При СССР в Ашхабаде была очень хорошая творческая и научная интеллигенция. Увы, иных уж нет, а те далече. Интеллигенция, хотя бы наполовину того, прежнего, уровня, так и не возникла после 90х. Да и понятно почему, в интеллектуальной духоте ничего хорошего взрастить невозможно. Да и некому у нас теперь искать и развивать таланты. Не нужно это сейчас никому в ТМ. Люди одичали, думают только о хлебе насущном. Одни обуреваемы неуёмной жаждой наживы, а другие, которых большинство, просто стараются выжить, увы…..

  3. Музафар Мамедович Данешвар скончался в конце 80-х годов. С 1980 по 1983 год он был моим преподавателем и вел мою дипломную работу. Передайте госпоже Рухельманн, что бы внимательней относилась к тем, о ком пишет.

  4. Это разные художники Музафар Мамедович Данешвар Музафар Багирович Данешвар, Михаил Данешвар обозначен как Михаил и закончил Московский полиграфический институт в 1936году, его работы висят на стенах МПИ, он чистый график, умер от Туберкулеза в Ашхабаде в 1940 году, На счет того был ли именно он мужем Юлии Данешвар-не ясно из краткой биографии, скорее всего. Называл себя Михаилом, так. и значатся его работы в аукционниках, прекрасный график- тушь перо,живописные работы не известны. НЕ исключаю,что Музафар был его сыном, умершим в конце 80-хгодов

  5. Совершенно не ясно на сколько эта художница оказала влияние на учеников. Скорее они- на нее

  6. У меня также был учителем Мухамед Данешевар. Я посмотрела на свою дипломную работу, но он не был старым человеком в 1986 году, ему было около 50 лет. Но в молодости кажется ,что все, кто стараше 30, уже старики.

  7. Работа чисто Дейнековская. Интересно было бы посмотреть на другие работы этой художницы, учеников Дейнеки очень мало.

  8. Клычев и другие-гордость Туркменистана, прекрасный художник,экспериментатор не только для Туркменистана ,но и для мирового искусства

  9. Из ничего и ничего не происходит, если бы не было этих русских художников, ничего бы и не возникло, теперь Пустота, называемая современным искусством Туркменистана.

  10. Я прочитала ,рекомендованную мне коллегой из СПб статью,но я не могу найти работы этой художницы, кроме вот этого полотна , за которое она и получала награды,но без сомнения, у нее же были и другие работы не туркменского цикла. Учеников Дейнеки не так уж много.это романтический реализм, как можно было бы его характеризовать. По работе видна академичность рисунка и колорит местный , уходящий в кармин.

Комментировать

Please enter your comment!
Please enter your name here