Ильга Мехти

Я буквально на днях обронила среди друзей фразу, что мне уже не в радость и нет того захватывающего азарта, как прежде в молодости, ехать, стремиться видеть знаменитые музеи мира, объяснив это тем, что все лучшее уже известно, напечатано по альбомам и представлено в Интернете. Но видимо, такая моя концепция усталости от мировых шедевров возмутила Управляющего моей судьбой настолько, что буквально через пару дней после моей крамольной реплики, он неожиданно отправил меня своей волей на Музейный остров в Берлине, хотя поход туда, понятно, я совсем не планировала, конечно же, все это, чтобы усовестить меня…

Все просто. Я скучно пересекала Германию к одному из берлинских аэропортов, но на автовокзале неожиданно познакомилась с милой парой интеллигентных русских немцев, которые любезно предложили посмотреть Пергамский музей. Подаренные ими бесплатные билеты и оказавшиеся свободными несколько часов вдохновили меня, но еще больше подействовали слова новых друзей о том, что я найду в музее очень интересное по туркменской теме.

О, тогда, действительно стоит смотреть!

Конечно же, я была права, ничего нового, хотя внутри Пергамский музей похож на античный город с настоящими зданиями из давно ушедших эпох. Ворота богини Иштар, конечно, ошеломили, но они же знакомы практически каждому по школьным учебникам истории. Наконец прихожу в себя. Так они же настоящие! Настоящие Вавилонские ворота! Их подняли из праха тысячелетий, реконструировали немецкие специалисты, то есть собрали вновь по кирпичику. Именно эта гигантская арка, покрытая синей, желтой и белой глазурью, богато украшенная барельефами с изображением львов, быков и мифических животных, стояла на выходе из города на Дорогу процессий. Сама Иштар – богиня плодородия и плотской любви, войны и распри, Венера на земле. В общем, грандиозность выстроенных царем Навуходоносором Вторым врат соответствует значимости и красоте самой богини.

Ну и, конечно, Пергамский алтарь – алтарь Зевса, давший название всему музею, самостоятельное сооружение в древнем городе Пергаме (ныне территория Турции). Один из самых значительных памятников эллинистического времени, сохранившихся до наших дней, но и ему пришлось расплачиваться за немецкий фашизм. После Второй мировой войны он в числе прочих ценностей был вывезен из Берлина советскими войсками. 2200-летний пергамский алтарь, жемчужина коллекции, 13 лет находился в России и демонстрировался в Эрмитаже.

Ныне восстановлена только половина алтаря и его широкая 20-метровая лестница, но и в таком виде его размеры поражают. Широкие ленты горельефов, изображающие античных богов — это нечто впечатляющее! Считается, что этот алтарь даже упоминается в «Откровениях Иоанна Богослова». По Пергамскому музею можно бродить целый день. Напротив алтаря находятся Ворота милетского рынка — уже римской архитектуры 1 века.

Ну, а если алтарь Зевса – жемчужина, то сельджукская комната из Алеппо,  несомненно, бриллиант! Хотя  расписная приемная сирийского торговца совсем не древность: датируется лишь началом 17 века. Но она вся спрятана за стеклом – драгоценность! Так получается, что в контексте последних событий на Ближнем Востоке судьба всех исторических и культурных ценностей, находящихся на этих территориях внушает тревогу, и потому, как те редкие животные в зоопарках, так и исторические памятники и артефакты сегодня могут сохраниться лишь в музеях, что, опять же, очень печально.

Рассматривать на расписных деревянных панелях затейливые переплетения узоров огромное удовольствие. Зал идеально подходит для размышлений. Мои глаза пристально изучали программку: и где же, в каком зале эта обещанная туркменская тема?  Но внезапно открылось внутреннее зрение, а лучше сказать, память. Я же нечто подобное видела раньше! И озарило… В старых туркменских домах я помню такие же расписные комоды, на которых складывали горкой матрасики-курпачи и коврики. Такой же с расписанными райскими узорами был «сандык» у знакомой дайзы в Кеши. Много лет назад из Мары в нем привезли ее приданное – буков. Возле сундука она любила садиться с вязанием. Часто оглаживала его бока, приглашая меня рассматривать узоры. Я же не разделяла ее радости. Да и грубая неотшлифованная деревянная коляска с похожими узорами для ее маленького внука не вызывала восторга. Кич какой-то! Но у этой  сирийской комнаты эпохи Сельджуков многое прояснилось.

Исламская культура, как и всякая другая, несомненно не могла развиваться на пустом месте. При дворах светских властителей и состоятельных горожан она выпестовывалась   наследием эллинизма и даже христианства. Ярким примером является именно эта комната купца Исы бен Бутроса из Алеппо. В прекрасную роспись деревянных панелей мастерски вписаны библейские сюжеты с надписями на арабском языке. Они интегрированы в чудесный цветочный орнамент, который родовой памятью кочевники пронесли по земле современных туркмен, где он сохранился в росписи свадебных и детских предметов обихода, и донесли до владений Сельджуков на Востоке, где красные цветы их родной степи так яростно запылали на панелях новых особняков.

История одного из значительнейших музеев, созданных человечеством восемьдесят девять лет назад, продолжается и готовит много интересных открытий. Музей низенький, впрочем, как и многие здания в Германии – в два этажа, но ведь его и строили под алтарь. А вот туристов поток не редеет. Организаторы Пергамона после реставрации залов и экспонатов рассчитывают на 1,8 млн. посетителей.

Сердце сжималось. Национальный музей Туркменистана богат куда более древними артефактами истории, а здание-то — настоящий храм с колоннами. Столько мрамора и «золота», но посетителей раз-два и обчелся. Их, редких, наверное, в подзорную трубу сотрудники издалека высматривают и тут же навстречу выходят с улыбкой и почти объятьями: «Заходи, дорогой, купи наш дешевый билет и смотри вдоволь, наслаждайся…»

Что же у нас не так? И не стоит мне ломать голову. Просто у нас еще не было настоящих туристов. У нас любезно встречают гостей, но этого уже мало.

Кто еще скажет подобное, а я подтвержу, да, у нас нет такой коллекции ковров и текстиля, как в Пергамоне. Накопленным в Берлине опытом обработки и консервации особо ценных старинных экспонатов пользуются сейчас мастера ковроткачества всего мира. Славится музей также коллекцией коранов и так называемых альбомов с жанровыми сценками изумительной синей и золотой краски. Узнала, эти цвета делали иллюстраторы из размолотой в тонкую пудру ляпис-лазури и настоящего золота.

Да, это так, но у нас есть то, чего нет в других музеях. Не пересчитать выставленное и хранимое в подвалах Национального музея. И все это найдено, учтите, при раскопках не на чужой, а на туркменской земле. Один пакистанский ученый, помню, даже прослезился, когда увидел глиняный горшочек, расписанный еле заметными линиями. Он, оказывается, докторскую защитил по очень древней культуре, а вот этот артефакт – свидетеля того времени, только у нас увидел.

Туристов, на которых рассчитывает г-н Президент, ныне не устроит только солнце на Авазе. Иностранцы, видевшие Лувр, Прадо, Эрмитаж, и тот же Пергамский музей, ожидают грамотную подачу древней истории и культуры Туркменистана, которой уже давно интересуются, ожидают экскурсоводов–специалистов, а не просто красивых девочек в национальных нарядах.

А я больше всего хочу, чтобы журналист из Германии, побывав в этом музее, оставила бы свой искренний восторг (в чем не сомневаюсь) на страницах, подобного немецкого Интернет-журнала. Потому, что она непременно увидела бы в залах нисийские ритоны и поняла, что предмет в Пергамском музее, искусной резьбы, под которым прилеплена этикетка «Назначение данного артефакта не определено», очень напоминает рог ритона. Вот такая реклама самая действенная.

Отслеживать
Уведомлять меня
3 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Inline Feedbacks
View all comments

Райские аркадагстан

Не работает практически музей в Ашхабаде. Для того чтобы сделать его в виде Лувра или Прадо не нужно много мрамора, нужны не арт факты, по мнению, автора, а искусство. Арте факт отличается от искусства только одним- на произведениях искусства есть клейма и другие знаки Художника, скульптора, гончара.

Это же разные вещи музей истории и музей искусств. Вас IRA куда-то не туда понесло. Но проблема поднятая в статье существует. Но это мне кажется проблема №2. А первая, чтобы хоть в страну стали пускать туристов, тогда уже спрос вынудит перестраивать работу музеев.