Кризис экспорта в Туркменистане: является ли ТАПИ решением?

Важное

Бердымухамедов недоволен Чакыевым из-за коррупции в МВД и роста преступности

21 сентября президент Гурбангулы Бердымухамедов «за ненадлежащее исполнение должностных обязанностей, допущенные в работе недостатки» объявил министру...

Обзор заседания Халк Маслахаты

25 сентября в Ашхабаде состоялось заседание Халк Маслахаты под председательством президента Гурбангулы Бердымухамедова. Главной темой стало принятие изменений...

В перерыве Халк Маслахаты парламент принял поправки в Конституцию, а президент их подписал

25 сентября в перерыве заседания Халк Маслахаты состоялось очередное заседание Меджлиса (парламента). На нем депутаты Туркменистана «единодушно одобрили...

Участники Халк Маслахаты единогласно одобрили изменения в Конституцию Туркменистана

25 сентября в Ашхабаде началось заседание Халк Маслахаты Туркменистана. Оно проходит онлайн под председательством президента Гурбангулы Бердымухамедова. Как...

velЛука Энсеши – преподаватель Университета Глазго опубликовал статью, в которой рассмотрена проблема зависимости экономики Туркменистана от поставок газа в Китай и попытки туркменского руководства решить эту задачу с помощью газопровода ТАПИ.

Статью целиком (на английском) можно прочесть здесь. Мы публикуем краткий перевод основных тезисов статьи.

В 2009 году власти Туркменистана наконец запустили первый трубопровод в Китай, решив важнейшую проблему — диверсификацию экспорта своего газа. На тот момент туркменский газ поставлялся по трем направлениям: Россия, Иран и Китай. Однако в последующие 4 года акцент явно сместился в сторону Китая.

С 2009 по 2013 годы экспорт туркменского газа в Китай увеличился на 800% достигнув 24,3 млрд.куб.м. в год, а с 2015 года экспорт должен вырасти до 40 млрд.куб.м.

Поставки же газа в Россию за период с 2009 по 2013 годы оставались неизменными — 11 млрд. куб.м. в год. Однако до 2009 года поставки газа в Россию были намного более значительными и достигали 42,3 млрд.куб.м. в 2008 году.

К столь значительному снижению закупок туркменского газа Газпромом привели два обстоятельства. Во-первых, в 2009 году между Россией и Туркменистаном произошел конфликт по поводу транспортировки туркменского газа, причиной которого послужила авария на участке газопровода «Средняя Азия — Центр», произошедшая 9 апреля 2009 года. В результате аварии Туркменистан понес серьезные убытки и потерял 25% ВВП. Во-вторых, за время пока газопровод был восстановлен через год, в апреле 2010-го, Туркменистан уже начал поставки газа в Китай.

В конце 2014-го Газпром объявил, что в этом году в Туркменистане были закуплены лишь 4 млрд.куб.м. газа, объяснив это тем, что в России были открыты другие источники природного газа и поставки топлива из Центральной Азии стали нерентабельными.

Газовые отношения между Туркменистаном и Ираном на сегодняшний день выглядят так же неубедительно. Количественно, объемы газа экспортируемого Туркменистаном в Иран никогда не были столь велики как в Россию или Китай. За 2006-2013 годы Иран закупил в Туркменистане в общей сложности 56,5 млрд.куб.м. газа.

В 2013-ом Тегеран с определенной настойчивостью предлагал Туркменистану расплачиваться за газ бартером, туркменская сторона, однако, принимать это предложение не торопилась. Это привело к тому, что в августе 2014-го Иран объявил о прекращении закупок Туркменского газа. Однако спустя три месяца Иран все же подписал договор о продолжении поставок газа из Туркменистана (в июне 2015 г. Иран вновь предложил Туркменистану расплачиваться за газ бартером — прим. ХТ). Делать выводы о последствиях этих противоречий можно будет после оглашения данных по импорту туркменского газа Ираном за 2015 год. Однако уже сейчас можно сказать, что традиционно стабильные газовые отношения между Ираном и Туркменистаном стали намного более напряженными.

Общее сокращение объемов экспорта туркменского газа — не единственная причина снижения доходов бюджета Туркменистана. Не меньшее значение имеет и цена голубого топлива, упавшая вслед за ценами на нефть.

В то же время продажа газа Китаю в краткосрочной перспективе неприбыльна, т.к. на данный момент весь газ поставляемый Китаю идет в счет погашения долга за прокладку газопровода и разработку месторождения Галкыныш.

На сегодняшний день газовая политика Туркменистана — главная опора режима Бердымухамедова — стала полностью зависеть от Китая.

Экономика Туркменистана вошла в период кризиса, хотя официальные лица и называют нереалистично большие цифры по ВВП. Резкое падение курса маната с 1 января 2015 года на 20%, привело к усиливающейся инфляции, которая отразилась на ценах на продукты. Правительство было вынуждено сократить или полностью отказаться от субсидий населению (отмена бесплатного бензина, увеличение стоимости электроэнергии и газа — прим ХТ).

В ситуации, когда Ашхабад стал полностью зависимым от цен и объемов газа закупаемых Китаем, Туркменистан вновь вернулся к проблеме диверсификации поставок своего газа, казалось бы уже решенной в 2009 году.

В этом контексте вновь возникший проект газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия является критическим для режима Бердымухамедова.

Бесконечная история ТАПИ

История проект газопровода ТАПИ тянется еще с середины 90-х. На момент составления статьи его строительство еще не начато. Участники дорогостоящего проекта пытаются найти лидера консорциума, который взялся бы за реализацию 1814 километрового газопровода.
Туркменская сторона выражала заинтересованность в проекте еще с 1994-95 годов, когда президент Ниязов пытался договориться с Пакистаном и аргентинской компанией Bridas, которая должна была изучить возможности прокладки газопровода через Афганистан.

Но помимо проблем с обеспечением безопасности газопровода на территории Афганистана, в то время была неясна целесообразность и рентабельность проекта. На тот момент не было известно обладает ли Туркменистан достаточными ресурсами чтобы обеспечить ежегодную поставку 20 млрд. кубометров газа. Кроме того, международные наблюдатели сомневались в том, что Индии и Пакистану действительно нужны такие большие объемы газа.

На сегодняшний день эти проблемы уже не актуальны. Была проведена серия независимых аудитов, которые установили, что Туркменистан является четвертым в мире государством по запасам газа (17,5 трлн кубометров).

Пакистан и Индия в свою очередь в виду высокого экономического роста испытывают потребность в поставках больших объемов топлива и готовы закупать в общей сложности 95% от 33 млрд. кубометров газа, который планируется ежегодно поставлять по ТАПИ.

Однако проблемы с обеспечением безопасности 800 километрового участка газопровода который будет проложен в Афганистане остаются и по сей день. Правительство страны объявило о готовности выделить 12.000 человек для охраны трубопровода.
В конце 2014 году боевики Талибана захватили контроль над северными районами Фарьяб и Джаузджан на границе с Туркменистаном. Теоретически это дает возможность туркменскому руководству наладить отношения с талибами, как это делал Ниязов в середине 90-х, однако невозможно предсказать смогут ли даже дружественные отношения с Талибаном обеспечить безопасность газопровода ТАПИ, проходящего по территориям нескольких племен со своими лидерами.

Возможный провал при выборе лидера консорциума является еще одним препятствием проекта ТАПИ. Несмотря на детальную проработку структуры консорциума, значительного прогресса в выборе лидера на сегодняшний день нет. В этом контексте длительное сопротивление Туркменистана проявить больше гибкости в плане владения правами на разведку и разработку углеводородов сдерживает энергетические компании, в частности Chevron and ExxonMobil, готовые возглавить консорциум и проект стоимостью 8-10 млрд $.

Заключительные примечания

Туркменистан оказался в энергетическом тупике. Режим Бердымухамедова загнал себя в зависимость от китайской CNPC в кратко- и среднесрочной перспективе. Ставка на то, что Китай и в дальнейшем будет нуждаться в больших объемах топлива, а так же на то, что цены на газ все же стабилизируются, при экономике, в которой углеводородный сектор составляет 35% от ВВП, 90% от общего экспорта и 80% всех доходов может быть очень рискованной.

Диверсификация экономики в стране, где правительство имеет монополию на разработку природных ископаемых попросту невозможна. Единственным выходом из газовой зависимости от Китая может быть диверсификация поставок углеводородов. Однако проект ТАПИ остается крайне сложным для реализации. Проблемы при выборе лидера консорциума и обеспечение безопасности могут стать непреодолимым препятствием. Теоретически уступки со стороны Туркменистана при предоставлении прав сторонним компаниям на разработку своих месторождений могут помочь решить первую проблему, однако безопасность трубопровода может стать нерешаемой задачей.

Отслеживать
Уведомлять меня
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments

Последние сообщения

Бердымухамедов недоволен Чакыевым из-за коррупции в МВД и роста преступности

21 сентября президент Гурбангулы Бердымухамедов «за ненадлежащее исполнение должностных обязанностей, допущенные в работе недостатки» объявил министру...

Обзор заседания Халк Маслахаты

25 сентября в Ашхабаде состоялось заседание Халк Маслахаты под председательством президента Гурбангулы Бердымухамедова. Главной темой стало принятие изменений в Конституцию Туркменистана, однако были...

В перерыве Халк Маслахаты парламент принял поправки в Конституцию, а президент их подписал

25 сентября в перерыве заседания Халк Маслахаты состоялось очередное заседание Меджлиса (парламента). На нем депутаты Туркменистана «единодушно одобрили и приняли» Конституционный закон «О...

Участники Халк Маслахаты единогласно одобрили изменения в Конституцию Туркменистана

25 сентября в Ашхабаде началось заседание Халк Маслахаты Туркменистана. Оно проходит онлайн под председательством президента Гурбангулы Бердымухамедова. Как сообщает госинформагентство ТДХ, главной темой...

В честь Халк Маслахаты и Дня независимости в Туркменистане появятся продукты и станут чаще ездить автобусы

24 сентября президент Гурбангулы Бердымухамедов провел расширенное заседание Кабинета Министров с участием членов Государственного совета безопасности, хякимов велаятов и Ашхабада. Как сообщает госинформагентство ТДХ,...

День независимости выпал на воскресенье. Выходной переносится на понедельник

Президент Гурбангулы Бердымухамедов перенес выходной день на понедельник 28-го сентября в связи с тем, что День независимости Туркменистана выпал на воскресенье 27-го.

Больше по теме