tm-chinЭндрью Скобел, Елай Ратнер,Майкл Беклей,
Сборник 2014 года
Перевод – Динара Бекмагамбетова www.inozpress.kg

Китайское влияние в Средней Азии за последние десять лет значительно выросло в дипломатической, экономической и военной сферах, несмотря на то, что в каждой из них пришлось начинать почти с нуля. Среднеазиатские страны, по мнению авторов, будут продолжать работу над поддержанием хороших отношений с Китаем, отчасти из желания не нажить в его лице врага, и отчасти в целях сохранения равновесия в отношениях с Москвой. К такому выводу пришли авторы исследования Rand Corporation, подготовленного по заказу Военно-Воздушных сил США.

Что движет политикой Китая в Средней Азии

Политика Китая в Средней Азии, по всей видимости, движима четырьмя факторами, убеждены авторы исследования. Во-первых, несмотря на растущую военную и экономическую мощь, и наиболее стабильную и мирную обстановку за века своей истории, Пекину еще предстоит добиться внутренней стабильности и единства. Китай особенно обеспокоен волнениями среди этнических меньшинств, таких как уйгуры в Синцзяне, которые проживают в малонаселенных, относительно удаленных, экономически отсталых и стратегически важных приграничных областях. Пекин намерен вести серьезную внутреннюю борьбу против терроризма, сепаратизма и экстремизма – их называют «три зла».

Во-вторых, Пекин стремится к поддержанию мира, предсказуемости, и светских правительств в странах Средней Азии. Величайшее опасение Пекина – связь между внутренними визовыми и внешними угрозами, в особенности, связанными с уйгурской диаспорой, представители которой проживают в разных странах.

Третий фактор: увеличение китайского влияния в Средней Азии, и, следовательно уменьшение влияния других держав. Ключевой механизм для этого – Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), основанная в 2001 и включающая в себя Китай, Казахстан, Кыргызстан, Россию, Таджикистан и Узбекистан. С помощью ШОС Пекин пытается создать стабильное сочетание сил, которое ограничивает российскую державу и контролирует влияние со стороны других держав, таких как США.

Четвертый фактор: желание продвигать свои экономические интересы в регионе и обеспечение энергетической безопасности. Китай становится все более важным торговым партнером для стран региона, в 2010 году в роли главного партнера Средней Aзии Китай превзошел Россию. Китай также наладил пути получения энергетических ресурсов из региона, построив нефтяной трубопровод из Казахстана (2006) и газопровод из Туркменистана (2009).

«Пустая крепость»

Как считают авторы исследования, ответ Китая на вызовы, с которыми страна столкнулась на своих западных границах за последние 20 лет – принятие стратегии «Пустая крепость». Древняя китайская стратагема «Пустая крепость» заключается в искусном обмане, имитации силы воином, когда на самом деле он очень слаб. Китайские лидеры понимают, что западные регионы страны слабозащищены и уязвимы к внутренним волнениям и внешним угрозам. Однако Пекин не хочет терять контроль над Уйгурским автономным округом или Тибетским автономным округом.

Пекин реализует эту стратегию начиная с 1991 года с помощью своих дипломатических усилий в Средней Азии. Такая внешняя политика включает двусторонние и многосторонние компоненты вкупе со сдержанными демонстрациями военной мощи. Небольшие периодичные совместные учения с соседями помогли спроецировать образ сильного, богатого Китая, который готов к сотрудничеству.

Экономический рычаг Китая

Китай обнаружил, что наибольшее влияние он может оказывать в экономической сфере. Пекин экономически больше зависит от Средней Азии, чем Средняя Азия от Пекина. Китаю нужны ресурсы региона – в частности, резервы нефти и газа для поддержания своего экономического роста.

Медленно налаживая экономические связи в регионе, Китай стал значимым бизнес-партнером для некоторых среднеазиатских государств, в особенности для Казахстана и Кыргызстана. Доля Китая в прямых иностранных инвестициях (ПИИ) в регион растет, но пока не превзошла 10% от общей суммы. Больше всего ПИИ поступает в регион из США и Европы, причем львиная доля инвестиций сконцентрирована на Казахстане (80-90% всех ПИИ в регион в каждый год с 1999 по 2008 поступало в Казахстан). Согласно МВФ, в 2009 году вклад США и Нидерландов составил больше 50% всех иностранных инвестиций в Казахстан. Китай и Россия больше вкладывают в Кыргызстан, тем не менее, общий объем ПИИ в Кыргызстан – лишь малая доля ПИИ в Казахстан.

Китай доминирует в сфере торговли со Средней Азией. В 2008 году внешнеторговый оборот Китая со среднеазиатскими странами достиг $25 млрд., сравнявшись по размеру с российско-среднеазиатским торговым оборотом. Этот рост зависит в основном от торговли с Казахстаном (она составляет 80% от всего оборота Китая со среднеазиатскими государствами). Также Китаю важен Туркменистан, так как в декабре 2009 года был запущен газопровод между двумя странами. Китайские связи, в том числе, торговля с Узбекистаном и Таджикистаном, значительно выросли. Кыргызстан не является критически важным для торгового баланса Китая. Напротив, это Кыргызстан нуждается в Китае, торговля с которым составляет почти 90% внешнеторгового оборота страны.

Доля торгового оборот Китая и России со Средней Азией (Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан, и Узбекистаном) от общего объема торговли в Средней Азии, 2002-2012

KZ%20Table%201[1]

Сторонники и противники экономического сотрудничества с Китаем

Экономическое присутствие Китая в регионе в целом считается благоприятным, однако некоторые беспокоятся о последствиях. Растущий торговый оборот и объем инвестиций приветствуются. Однако возникают опасения, что эти тренды не принесут пользы экономическому развитию Средней Азии. Некоторым странам нетрудно уличить Китай в экономическом империализме. Почти весь китайский импорт из Средней Азии – это сырье, а экспорт – дешевые фабричные товары. Например, из Казахстана Китай импортирует, в основном, такие металлы, как сталь, медь и алюминий, а также сырую нефть; а экспортирует одежду, электронику и бытовую технику.

Главными сторонниками тесных связей с Китаем являются бизнес-лидеры, которые видят в таких связях финансовую выгоду. Другие, тем не менее, настороженно относятся к этим отношениям, что очевидно из общественной дискуссии на эту тему в Казахстане и Кыргызстане. Неудовлетворение также может со временем вырасти в Таджикистане, и, возможно, даже в Узбекистане и Туркменистане (хотя в последних двух государствах такие настроения будут менее заметны из-за репрессивных правительств).

Есть несколько достаточно чувствительных вопросов. В Казахстане беспокоятся о китайской задействованности на энергетическом рынке Казахстана. Кроме того, у китайских предприятий в регионе – плохая репутация. Также существует мнение, что китайские работники мигрируют в Среднюю Азию и занимают рабочие места. В то время как эти рабочие места, обычно занимаемые китайскими специалистами или рабочими, не являются желанными для местных работников, этот вопрос, тем не менее, подпитывает общее недоверие.

В России и некоторых среднеазиатских государствах подозревают, что Китай стремится к экономическому доминированию в регионе. В 2003 году на встрече глав государств-членов ШОС в Пекине премьер-министр Китая Вен Жиабао предложил заключить соглашение о зоне свободной торговли, однако некоторыми среднеазиатскими странами оно было встречено с неохотой. Богатым государствам, таким как Казахстан и Узбекистан, такая зона не нужна. Кыргызстан и Таджикистан, которые уже зависят от китайского импорта – не против.

Итог

Авторы отчета приходят к выводу, что китайское влияние в Средней Азии за последние десять лет значительно выросло в дипломатической, экономической и военной сферах, несмотря на то, что в каждой из них пришлось начинать почти с нуля. Среднеазиатские страны, по мнению авторов, будут продолжать работу над поддержанием хороших отношений с Китаем, отчасти из желания не нажить в его лице врага, и отчасти в целях сохранения равновесия в отношениях с Москвой. Не менее важны и экономические возможности, которые предоставляет Китай.

Тем не менее, среднеазиатские страны продолжают сотрудничать с Россией, чтобы соблюсти баланс в отношениях с Китаем. Среднеазиатские страны, по всей видимости, считают Москву более надежным партнером и меньшей угрозой своему суверенитету, чем Пекин.

Источник: Rand Corporation (перевод InoZpress.kg)

Отправить ответ

2000
  Отслеживать  
Уведомлять меня