Боевики сетевых структур

Важное

Госдеп США не рекомендует посещать Туркменистан

7 августа Госдепартамент изменил рейтинг Туркменистана для поездок туристам и рекомендует отказаться от посещения страны в связи...

Медсправка, необходимая для перелетов будет действовать только 3 дня вместо двух недель

С 5 августа для перелетов внутри Туркменистана, пассажиров обязали предоставлять справку об отсутствии COVID-19.

ВОЗ проведет в Туркменистане независимые тесты на коронавирус

7 августа прошла онлайн встреча президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова с генеральным директором ВОЗ Тедросом Аданом Гебрейесусом и...

Байрамалинский маслозавод бесплатно отправляет Обществу красного полумесяца сотни тонн масла

Байрамалинский маслозавод, расположенный в Марыйском велаяте, отправляет большие партии хлопкового масла в Ашхабад, хотя в самой области...

siriyaВиталий Волков

Новая Газета

По данным Международного центра изучения исламской радикализации в Лондоне, в Сирию с момента начала кризиса приехали около 5500 иностранных боевиков для участия в вооруженных действиях против правительства президента Асада. Не все они присоединяются к отрядам радикальных исламистов, которые составляют ядро вооруженной оппозиции, есть и те, кто вливается в ряды так называемых умеренных. Но их немного по сравнению с бойцами (в основном добровольцами), отправляющимися со всего мира в Сирию защищать от светского режима ислам и сирийских мусульман. Страны Запада и на политическом уровне, и военными методами прямо или косвенно вроде бы поддерживают противников Дамаска, но вот первый парадокс — их органы безопасности обеспокоены тем, в какую сторону повернут оружие эти граждане по возвращении с сирийских фронтов. Об этом открыто заговорили в Голландии, Бельгии, во Франции и вот теперь в Испании, где полиция на днях арестовала восьмерых волонтеров-исламистов, направлявшихся в Сирию.

Страны Центральной Азии сирийскую оппозицию не поддерживают, но европейский путь отчасти повторяют. С трудом, но они осознают тот факт, что их жители, группа за группой, уезжают биться под Алеппо или Кусейром.

Вот пример Киргизии, где власти сначала категорически отрицали, что вербовщики радикальных исламистских организаций (или, на языке профессионалов, сетевых структур) успешно работают со своим контингентом, а плоды их усилий —исламистски настроенные жители республики — едут в Турцию в лагеря сбора и подготовки, а затем — на сирийский фронт.

Но в Киргизии все же имеется реальное разделение властей. И после того как отец одного из волонтеров обратился в парламент, колеса государственной машины пришли в движение. МВД вынуждено было осуществить проверку по изложенным фактам, а главный вывод отразила сначала местная, а затем российская и западная пресса: на юге республики, в основном в мечетях, интенсивно работают вербовщики, набирающие лиц разного возраста в Сирию, для войны против «неверного Асад».

Несколько групп таких волонтеров были весной этого года переправлены в Турцию, и отчасти все еще пребывают там, а отчасти находятся уже в Сирии. Источники финансирования выявлены не были. Будущие боевики в основном говорили родным, что едут на заработки в Россию, а сами брали курс на Стамбул.

Власти Киргизии направили в Турцию своих представителей, и им удалось вернуть оттуда пару засомневавшихся солдат удачи (причем отнюдь не юного возраста). Но добиться от турецких коллег, чтобы те поставили барьер на пути исламистов из республики в Сирию, Бишкек не смог. Впрочем, как и европейские силовики — слишком сильно желание у турецкой верхушки сменить власть в Дамаске. А возможно, не только это — на кону высокая ставка, а именно: первенство во влиянии на суннитские исламистские группировки, за которое борятся турецкая разведка МИТ и катарский «Махабхарат».

Таджикский президент Рахмон не просто признал, что граждане его страны воюют в рядах оппозиции и гибнут на фронтах в Сирии, но и принял рестриктивные меры по возвращению в страну своих студентов из тех зарубежных учебных заведений, где высока вероятность, что они попадут под влияние радикальной пропаганды.

Зато туркменские власти заняли противоположную позицию. Уже через день после трансляции в России материала о поимке сирийскими войсками под Алеппо исламистов из Туркмении Ашхабад, не беря паузы на проверки и размышления, категорически отверг информацию, изложенную в российских СМИ. А информация сенсационная. Захваченный в плен командир группы подрывников в отряде исламистов «Аль-Каиды» Равшан Газаков дал показания, из которых следует, что первичную подготовку он прошел не за рубежом, а в лагере исламистов под Ашхабадом, которым командовал некий шейх Мурад, а уже затем был направлен оттуда в Стамбул. Там с ним и с его единомышленниками поработал инструктор «Аль-Каиды». После обучения взывному делу и работе с «живыми бомбами» (террористами-смертниками) Газаков был переправлен в Сирию. В ноутбуке, также захваченном сирийским спецназом, содержатся документальные свидетельства участия боевика в подготовке терактов в Алеппо. МИД Туркмении заявил, что все это — дезинформация. Некоторые наблюдатели поначалу также скептически отнеслись к известию о неких лагерях исламистов в Туркмении — мол, ну какие лагеря при столь репрессивном режиме! И это второй парадокс: считать, что Туркмению могут обойти общие политические и исторические процессы, набирающие ход у соседей.

Так, еще осенью 2011 года российский эксперт А. Дубнов в ходе пресс-конференции в Алма-Ате рассказал, что, по его данным, в районах Туркмении вблизи Каспия имеются поселения, находящиеся под сильным влиянием радикальных исламистов.

А эксперт Центра исследований кризисных явлений на Мальте (CSRC) Н. Харитонова приводит перечень обстоятельств, которые являются предпосылками для создания исламистского подполья в Туркмении. Причем свою лепту в это внесли сами власти. Еще при Ниязове в страну активно привлекались деньги шейхов из Саудовской Аравии и Катара. К примеру, в Ашхабаде на эти средства был построен детский дом закрытого типа для сирот. Доступа туда нет, информация о том, что происходит на его территории, отсутствует. Исходя из пакистанского опыта, а также республик Центральной Азии, специалисты полагают, что заведения такого рода могут использоваться именно для первичного воспитания и вербовки соответствующего контингента. Кроме того, еще Сапармурат Ниязов после обретения Туркменией независимости ввел в обиход ежегодные массовые «посадки» в тюрьмы и столь же массовые амнистии. Оборот исчислялся пятизначными числами. На этом фоне в большинстве тюрем республики стали действовать ячейки «Хизб-ут-Тахрир» и «Таблиги Джамаат». Их эмиссары оказывали помощь тем, кому не поступала поддержка от родственников (такая поддержка в туркменских условиях — дело очень дорогое, поскольку включает большие накладные на дорогу и взятки). В интервью DW Н. Харитонова указывает на то, что многие отбывающие срок были вынуждены обращаться в кассы взаимопомощи, практикуемые в рамках указанных организаций. И так сетевые структуры вовлекали узников в свои ряды.

Специалисты напоминают о боестолкновении в 2008 году в Ашхабаде. Тогда туркменские силовики натолкнулись на энергичное сопротивление двух опытных боевиков, пришедших с территории Афганистана. Инцедент не имел связи с действиями сетевых структур против государства, но чрезвычайно напугал туркменские власти, которые осознали, что республика не закрыта для проникновения вооруженных исламистов.

Наконец, по крайней мере, с мая этого года, стало известно, что граждане Туркмении, входящие в Исламское движение Узбекистана (ИДУ), воюют на территории Афганистана, в Бадахшане и в Меймене. Поэтому изумление Ашхабада от известия об участии группы туркмен в боях на территории Сирии выглядит странно.

Уже хорошо известно, что сетевой «исламский интернационал», куда входит и ИДУ, не ограничивается действиями на одной территории, а бросает своих бойцов в различные очаги напряженности, расположенные по так называемой дуге кризиса. Такой очаг на сегодняшний день, помимо Афганистана, — Сирия.

Впрочем, отсюда не следует, что идет «перекачка» исламистских кадров из Афганистана в Сирию. Скорее, наоборот: рекруты из республик Центральной Азии направляются вербовщиками и кураторами в Сирию, там они превращаются в настоящих опытных боевиков, и затем, если выживут, вернутся в Афганистан и, в конечном итоге, в свои республики – Киргизию, Таджикистан, Туркмению, Узбекистан и Казахстан (имеются достаточно надежные сведения об участии и казахстанских, и узбекских граждан в сирийском конфликте). Потому что именно там им, согласно стратегии «исламского интернационала», надлежит создавать халифаты на руинах светских государств.

И в этом туркменские власти не могут не отдавать себе отчет. Правда, возможно, Ашхабад просто лукавит. В российских СМИ говорится о том, что пока МИД Туркмении обвиняет их в дезинформации, спецслужбы республики вовсю ищут тех, кто мог быть так или иначе связан с Равшаном Газаковым…

Источник: Новая Газета

Отслеживать
Уведомлять меня
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments

Последние сообщения

Госдеп США не рекомендует посещать Туркменистан

7 августа Госдепартамент изменил рейтинг Туркменистана для поездок туристам и рекомендует отказаться от посещения страны в связи...

Медсправка, необходимая для перелетов будет действовать только 3 дня вместо двух недель

С 5 августа для перелетов внутри Туркменистана, пассажиров обязали предоставлять справку об отсутствии COVID-19. С 10 августа срок действия...

ВОЗ проведет в Туркменистане независимые тесты на коронавирус

7 августа прошла онлайн встреча президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова с генеральным директором ВОЗ Тедросом Аданом Гебрейесусом и директором европейского регионального бюро ВОЗ...

Байрамалинский маслозавод бесплатно отправляет Обществу красного полумесяца сотни тонн масла

Байрамалинский маслозавод, расположенный в Марыйском велаяте, отправляет большие партии хлопкового масла в Ашхабад, хотя в самой области наблюдается его дефицит.

В Туркменистане расширят производство одноразовых медицинских масок

На ашхабадском предприятии по производству медицинской ваты и косметических ватных средств готовятся к запуску линии по производству одноразовых медицинских масок, передает издание...

Для вылета из Ашхабада и прибытия в столицу теперь требуется справка об отсутствии COVID-19 (обновлено)

Для перелетов внутренними рейсами «Туркменских авиалиний», прибывающих или вылетающих из Ашхабада, пассажирам теперь требуется помимо билета и документов предъявлять актуальную справку об...

Больше по теме